По пути арапа Петра Великого

Во время чемпионата мира по легкой атлетике в Москве Валентин Балахничев, глава Всероссийской федерации по этому виду спорта, настойчиво продвигал идею приглашения в нашу сборную бегунов из Восточной Африки, доминирующих в последние десятилетия на стайерских и марафонских дистанциях. Нужно ли это нашей стране?

Олег ШАМОНАЕВ

По некоторым данным, спортивные власти России уже провели переговоры со своими коллегами из Кении, заручившись их согласием. Теоретически, если родина африканцев не будет возражать против их перехода под российский флаг и не станет настаивать на положенном в таких случаях «карантине», темнокожие бегуны могут появиться в составе нашей команды уже на Олимпиаде-2016 в Рио-де-Жанейро.

Впрочем, все не так просто. Если натурализация спортсменов из бывшего СССР ни у кого в России вопросов, как правило, не вызывает, то в случае с кенийцами или эфиопами дело приобретает политический оттенок. Особенно если речь пойдет не об одной звезде, а о группе атлетов. И если оставить за скобками аргументы расистского свойства. Даже без ксенофобов у проекта привлечения африканских «гастарбайтеров» хватает противников. Их опасения можно условно разделить на четыре типа — «подрыв основ спорта» (болельщикам будет трудно ассоциировать чужаков из дальних стран со своей страной); возможное ухудшение климата в национальной команде; растрата денег, которые целесообразнее вкладывать в детские спортшколы и растить собственных чемпионов; и репутационные издержки (опора на внешние силы замарает репутацию отечественной легкой атлетики).

Все эти мнения, наверное, имеют право на существование, но при ближайшем рассмотрении некоторые мифы оказываются не такими уж страшными.

Миф первый. Российские болельщики никогда не смогут принять выходцев из Африки за своих.

Во-первых, неприятие чужаков нашей публикой — величина переменная. Недовольное ворчание в отношении африканцев будет продолжаться до тех пор, пока какой-нибудь Сэм Брук не принесет нам золото Олимпиады или чемпионата мира. После чего афророссиянина станут величать Сэмом Ивановичем и вспомнят, что первым натурализованным африканцем у нас на самом деле был Абрам (Ибрагим) Ганнибал — предок поэта Пушкина, арап Петра Великого. Подобный путь, от скепсиса до признания, в сборной уже проходил баскетболист-американец Джей Ар Холден, а сейчас в шорт-треке проходит кореец Виктор Ан.

А во-вторых, отношения спортсменов с болельщиками в нашей стране, к счастью или к сожалению, — это лирика. Благосклонность трибун сегодня не имеет к материальному и моральному благополучию атлетов из сборной России никакого отношения. Поскольку в деле натурализации ключевую роль играет финансовая составляющая, решающее значение здесь будет иметь мнение спортивных чиновников, заинтересованных в достижении быстрого результата при сравнительно небольших вложениях. И в этом отношении стайеры и марафонцы из Восточной Африки для функционеров — просто находка. Конечно, при условии, что они будут исправно выигрывать медали для России.

Миф второй. Африканцы не смогут интегрироваться в нашу национальную команду из-за культурных различий и языкового барьера.

А столь ли важно для чемпиона быть «в доску своим» среди российских спортсменов и тренеров? В таком деле, как усиление национальной команды иностранцами, важны не эмоции, а холодная голова и точный расчет. Конечно, наше легкоатлетическое сообщество категорически против появления сильных конкурентов за место в сборной и лишних претендентов на государственные стипендии. Африканцам и вообще любым иностранным профессионалам уязвленные российские коллеги всегда будут мешать обустроиться в нашей стране. Но пока амбиции России на мировой спортивной арене отстают от результатов, усиление сборных со стороны неизбежно.

Здесь важно определиться, что нам важнее — культурно-этническое единство сборной или ее конкурентоспособность? Можно до посинения искать самородки на просторах бывшего СССР и в русскоязычной диаспоре дальнего зарубежья, но все равно никого конкурентоспособнее представителей Восточной Африки в стайерском и марафонском беге сегодня не существует. Выбор здесь можно делать разве что между эфиопами и кенийцами.

Наверное, выходцам из Эфиопии, многие из которых являются православными, дорогой предка Пушкина пройти было бы немного проще. Но эфиопские власти спортивную эмиграцию не приветствуют. Подавляющее большинство покинувших эту страну атлетов — спортсменки, вышедшие замуж за иностранцев. Совсем иное дело — кенийцы, легко позволяющие бегунам и того и другого пола, которые не проходят в сборную страны, зарабатывать деньги под другими знаменами.

Миф третий. Вместо натурализации иностранцев надо тратить деньги на свои детские спортшколы.

При нынешних бешеных инвестициях в большой спорт одно другому не мешает. Наоборот, наша молодежь может потянуться за приглашенными звездами. Ведь талантов в нашей легкой атлетике не хватает в том числе из-за низкой популярности этого вида спорта среди детей по сравнению, например, с футболом или с хоккеем. Получается замкнутый круг: побед мало, потому что у детских тренеров нет большого выбора перспективных подопечных, а способные дети обходят легкоатлетические секции стороной, потому что в сборной мало настоящих звезд. Возможно, появление в стране лидеров-«легионеров» разорвет эту цепь.

Миф четвертый. Весь мир будет презирать нас за победы, завоеванные силами иностранцев.

Точно не будет. Сейчас натурализацией занимаются практически все крупные и богатые спортивные державы, за исключением Китая (китайцам это без надобности — у них недостатка в «человеческом материале» нет, и в обозримом будущем не предвидится). И ничего позорного в этом никто не видит. К примеру, Бахрейн на Азиатских играх-2010 завоевал 5 золотых и 4 бронзовых награды — и все принесли «новые бахрейнцы». Это несколько подрывает старые добрые основы спортивного соперничества наций, но таков современный космополитичный мир.

Другой вопрос, что спортсмены из бедных стран перебираются в Европу и Северную Америку не в последнюю очередь ради более комфортной жизни своих близких. А в случае с Россией, как и с Бахрейном, речь, видимо, будет идти о чистом заработке плюс возможности выступать на крупных соревнованиях в обход бешеной конкуренции, которая присутствует в сборных на исторической родине «гастарбайтеров». Но все это не значит, что «новые русские» не захотят рвать жилы за нашу страну. Им, как и всяким мигрантам, в любом случае есть что доказывать на новом месте.

Само собой, натурализация — тема для нашего спорта пока еще очень деликатная. Тем более в индивидуальных дисциплинах. Но не использовать возможности, которые она открывает, глупо. Современный спорт — это не только игры граждан-патриотов, но еще и огромная индустрия, в которой мало места для поэтических сантиментов, а важны только победы и рекорды. Учитывая демографический провал 1990-х и все проблемы, связанные с разрушением старой советской системы спортшкол, ведущие позиции в мировом спорте без «новых русских» нам в ближайшее время не удержать. И тем более не внедриться на «вражескую территорию», а именно в стайерский и марафонский бег.

Похожие новости:

Метки:

 

Читайте также

Комментарии

Вы будете первым, кто оставит комментарий на данную новость.

Оставить комментарий