Константин Ремчуков: «Махачкала — не то место, где покупают «игрушки»

Останется ли в «Анжи» Гус Хиддинк? Зачем махачкалинцам чемпионат СНГ? Когда еврокубки придут в Дагестан? В честной ли борьбе проходил матч с «Амкаром»? Об этом и не только рассказал председатель совета директоров «Анжи».

КАК Я НЕ СТАЛ ФУТБОЛИСТОМ

— Владелец «Независимой газеты», бизнесмен, политик и вдруг — председатель совета директоров «Анжи». Как это вышло?

— Я болельщик и на матчи хожу регулярно. В детстве занимался футболом, мечтал играть за сборную. Рос очень дисциплинированным мальчиком — шесть дней в неделю тренировки, на седьмой — игра. Даже в выпускном классе, будучи отличником, хотел поступать в институт физкультуры.

— Что помешало?

— Хитрость и ум родителей. А точнее, рассказ о сломанной карьере моего кумира Виктора Понедельника. Мама как бы наивно спросила папу, меня к разговору не подключая: «Вадим, а ногу сломать могут в любом возрасте?» «Конечно». — «А что же тогда с Костей будет, если вдруг?» — «Станет отличным учителем физкультуры. Хорошее дело». Я играл центрального нападающего, все ноги избиты, знаю, что такое травмы и насколько реален перелом. И вдруг передо мной замаячила перспектива пойти в учителя физкультуры! А я-то хотел быть самым знаменитым футболистом, а потом — тренером! Никто на меня не давил, но все же решил поступить на экономический факультет и параллельно становиться звездой футбола.

— В итоге, понятно, пошли по другому пути.

— Да, но спорт и дальше был существенной частью моей жизни. Уже будучи завкафедрой макроэкономического регулирования, по субботам с друзьями играл в футбол, пока окончательно не порвал крестообразные связки. У меня была подшивка «Футбола», которую я хранил в большом чемодане. Знал всех игроков, все чемпионаты, читал книги отечественных и зарубежных тренеров, публицистов типа Фесуненко. Думаю, за сорок с лишним лет у меня развилось некоторое видение игры, пусть и на любительском уровне. Хотя слушаешь иногда некоторых профессионалов и чувствуешь: лучше бы они так не назывались.

— За кого вы, кстати, болели в детстве?

— Я родился в Ростовской области и с 1963 года болею за ростовский СКА. Папа однажды показал турнирную таблицу, и с тех пор я уже сам тщательно следил за поступью любимой команды в союзных чемпионатах. Все про нее знал. Там были очень хорошие игроки — Копаев, Понедельник, Шикунов, Буров, Матвеев. Футболисты уровня сборной.

В ЛОНДОН, НА «ЧЕЛСИ»

— Так как же вы оказались в «Анжи»?

— Мы с Сулейманом Керимовым давно знакомы, с тех пор как я работал в группе «Сибирский алюминий», был, как и он, депутатом Госдумы. Но и после этого связи с Сулейманом не терял. Каждую неделю мы летали в Англию на матчи «Челси» — была в 2003-2004 годах такая «фишка». У него на «Стэмфорд Бридж» имелась своя ложа. Вечером садимся на самолет, затем вертолет, машина, матч, часам к шести утра возвращаемся в Москву — и на работу. Это было частью образа жизни.

Потихоньку начали во все вникать, задавать вопросы: а сколько это будет стоить Абрамовичу, а как осуществляется селекция, а по каким принципам работает тренер и так далее… Я, кстати, тогда укрепился во мнении, что деньги — не главная гарантия успеха, хотя фактор, безусловно, важный. Так вот, когда Керимов приобрел «Анжи», он продолжал приглашать меня на матчи, и я всегда с удовольствием ходил. Первый разговор о моем участии в руководстве клубом состоялся после победы над «Спартаком» в Лужниках со счетом 3:0 — помните, в юбилей красно-белых? «Ну как?» — говорит. «По-моему, очень прилично». — «Может, войдешь в совет директоров?» — «Подумаю». И я стал думать. «Анжи» ведь не самое простое дело. Мы знаем, как у нас напряжены межнациональные отношения. Входить в совет директоров «Анжи», когда здесь такие волны ненависти? Поводы для сомнений были.

— Что же их развеяло?

— Понимаете, я в 16 лет поступил в Университет дружбы народов. Первыми моими соседями по общежитию были индиец и непалец. Затем долгое время дружил с пакистанцем и палестинцем. За сборную университета играл с бразильцем. Я абсолютный интернационалист. Меня совершенно не интересует национальность человека. Близкие мне люди — это те, кто близок мне по ценностям. И вот передо мной, гражданином, москвичом, возникает такой вызов. Что же — отойти и постоять в тени? Я действительно считаю, что вопрос межнациональных отношений, скорее всего, ключевой для выживания страны. И если я, русский москвич, не приму участия в решении этого вопроса, то не примет и другой, и третий. Я летал в Махачкалу. И когда услышал, как там на стадионе дружно поют российский гимн, как говорят: «Да мы за Россию всех порвем!» — то понял: это по-настоящему. Футбол может и должен снять ненависть и нетерпимость в обществе. Мне очень хочется вернуть нормальных людей на стадионы. У всех болельщиков одна религия — футбол. Более мощного направления для объединения, чем спортивные игры, я не вижу.

— А когда летали в Лондон, болели за «Челси» или это было просто развлечение?

— Когда посещаешь 40 матчей команды за сезон, конечно, начинаешь за нее болеть. Все-таки клуб наш парень купил. Приобрел бы Рома, скажем, «Тоттенхэм», мы бы точно так же за него болели. Туда подтягивались разные люди не только из России, но и со всей Европы. Очень модная тема была. Даже моя жена знала, кто такой Малуда. Из-за косичек называли его «бабушка Малуда».

— Кто еще из известных людей летал на «Челси»?

— Многие. К примеру, Юрий Павлович Семин. В самолете проводил Керимову углубленный мастер-класс — это была как бы установка на игру. На обратном пути, понятно, проводился уже разбор увиденного. Очень интересный опыт.

— Не жалеете, что один из лидеров того «Челси», Эссьен, не перешел в «Анжи», хотя мог бы?

— Нет. Диарра и Жусилей ничуть не хуже. А на данном этапе даже лучше.

ХИДДИНК — НЕ ЛЮБИМЫЙ. ОН ЛУЧШИЙ

— Кто ваш любимый тренер той эпохи «Челси» — Моуринью или Хиддинк?

— Ни тот ни другой. Но мне было интересно узнавать, как работает Моуринью. Роман Аркадьевич рассказывал, что у Жозе перед каждым матчем на бумажке написано задание каждому игроку. С характеристикой, особенностями его соперника на поле. Мол, этот так-то бежит, левой ногой подрыгивает, правой помахивает, ленится вернуться назад при потере мяча и так далее. Мне кажется, такой подход очень важен. Футбол — битва, здесь мало общих слов — давайте, мол, ребятки, собрались, вперед! Нужно нечто большее. И Моуринью как раз просматривал все матчи, знал любые мелочи в игре соперника. Потому и наблюдать за «Челси» было интересно. Скажем, любую замену Жозе я понимал: почему вышел именно этот игрок.

А Хиддинк немного другой. Гус — звезда и в то же время очень мудрый человек. Он за счет психологии, великолепной атмосферы и безукоризненного авторитета поставил «Челси» отличную игру.

Но я не могу назвать кого-то из них «любимым». Любимые — это жена и дети. Применительно к чужим дядькам этого слова не употребляю.

— Хорошо, давайте переформулируем: не любимый, а лучший тренер.

— Хиддинк. И вот почему: Гус во многом похож на сэра Алекса Фергюсона, он тренер той же категории. Голландец, как и шотландец, в состоянии создавать новую команду, находить нужных игроков, воспитывать молодых, поднимать уровень их мастерства. Возьмите того же Это’О. Все считали, что он приехал в Россию доигрывать, как делают многие, отправляясь в Катар или США, после чего действительно пропадают из большого футбола.

Но Это’О — совершенно другой случай. Посмотрите, как он играл в этом году! Отходил назад, все контролировал, выдавал чудесные передачи… В общем, раскрылся по-новому! Это’О не исчез, а вернулся в Европу вместе с «Анжи»! Именно под руководством Хиддинка.

А Моуринью интересно работать с командой максимум полтора-два сезона. Он в любом новом клубе выставляет условия по покупке сильных игроков, доводит их до пика и выигрывает титулы. А когда нужно дальше развивать команду, Жозе становится скучно. С «Челси» добился отличного результата, но на новый уровень вывести его уже не смог. Выиграл с «Интером» Лигу чемпионов — и покинул клуб. С «Реалом» — похожая история. Золото чемпионата Испании взял, но развития сейчас нет.

А теперь вспомните, как много раз чуть ли не с нуля строил команду Фергюсон. Брал новых игроков, каких-то юнцов. Они поначалу мучились, проигрывали, а потом смотришь в конце сезона — бах, сэр Алекс создал очередную классную команду, и все эти люди уже звезды. У Хиддинка похожий почерк. Логашов, Смолов — в сборной, Шатов на подходе. Все они выросли под его руководством. Он умеет работать с молодыми, выводить их и команду в целом на новый уровень.

— Можете назвать тренеров, сопоставимых с ним по уровню?

— Честно говоря, их мало. Есть много тренеров известных, но не умеющих ставить игру. Те же Манчини или Анчелотти. Вроде бы многого добились, но за счет какого-то невероятного стечения обстоятельств, а тактически они негибкие тренеры.

Наверное, помимо уже упомянутого Фергюсона я бы отметил Адвоката, Капелло, О’Нила, отлично работавшего с «Астон Виллой». Пусть сейчас с «Сандерлендом» у него проблемы. В Италии… Не знаю, кого назвать.

Поэтому я с огорчением и думаю о том, что Хиддинк может не продлить контракт. Ибо непонятно, где искать ему сменщика. Человека, способного построить команду.

— В России таких нет? Вы вот лестно отзывались о Семине…

— Нет. Семин — другой случай. В его первый период в «Локомотиве» к Юрию Павловичу было отношение, как к Фергюсону. В том смысле, что ему дали поработать много лет, не требуя сиюминутных успехов. И только через годы это дало результат. Но потом уже ничего не было. В целом плохи дела с тренерами в современном футболе.

— Вы пытаетесь уговорить Хиддинка остаться?

— Он взрослый, умный человек — сам отвечает за свои поступки. Тут все просто: у Гуса контракт по схеме «1+1». И только ему решать, продлевать его или нет. Самому Хиддинку в «Анжи» нравится и, думаю, даже если он не продлит контракт, в том или ином статусе в структуре клуба останется. Разумеется, мы хотим, чтобы он продолжил работать главным тренером. К Хиддинку в «Анжи» замечательно относятся все — от работников клуба до игроков и руководства. И он это знает.

Я сам видел, как тяжело сезон сложился для Гуса — и в физическом плане, и в моральном. Заходишь в раздевалку, смотришь на его лицо — и понимаешь, насколько он измотан. Пожмешь быстро руку — и отходишь в сторонку, чтобы не докучать. Все хорошее дается кровью. На «Анжи» в нынешнем году было невероятное давление, а команда все равно побеждала и побеждала. И в этом огромная заслуга Гуса.

КАК ВЕРНУТЬ «АНЖИ» В МАХАЧКАЛУ?

— С какими неожиданностями вы столкнулись в первые месяцы работы в «Анжи»?

— Ни с какими. Моя задача — организовать работу совета директоров. На ранних стадиях бизнесом можно управлять лично. Потом, когда он увеличивается, это уже контрпродуктивно. Нужно разделить обязанности. Я опытный человек, и мое понимание работы бизнеса стандартно.

Есть четыре направления: 1) операционная деятельность — то есть контроль за расходами и доходами; 2) рост стоимости бизнеса — капитализация: любой бизнес рано или поздно должен обрести какую-то ценность; 3) развитие: необходимо правильно понимать цели, основываясь на мировых тенденциях; 4) юридическое сохранение собственных активов. Скажем, очень часто плохо составлены контракты и договоры. Думаешь, что земля тебе принадлежит, а оказывается — ничего подобного. Это тоже очень важно контролировать.

В общем, на ближайший год я ставлю задачу выстроить работу совета директоров. Ведь мы хотим сделать «Анжи» суперклубом европейского масштаба, лидером российского футбола, кузницей талантов, частью жизни людей.

— Когда «Анжи» должен стать суперклубом?

— Мы на пути к этому. Уже через сезон команда будет еще сильнее. Особенно если попадем в Лигу чемпионов. А в России матчи с ЦСКА и «Зенитом» показали, например, что у нас игра поставлена лучше.

— Что вообще в вашем понимании суперклуб?

— Во-первых, он должен иметь отличный стадион — как вы знаете, у нас будет «Анжи-Арена». Во-вторых, разумеется, качественную тренировочную базу, поля, детско-юношескую школу, хорошие отношения с обществом…

— Болельщицкую базу…

— Разумеется. «Дикая Дивизия» — наше главное «ядро». Но не нужно забывать и обычных болельщиков в Дагестане, и те 15 тысяч, что пришли в Москве на матч «Анжи» — «Удинезе». Вместе с тем глупо закрывать глаза на конфликты между болельщиками нашего клуба и жителями столицы. Я знаю, что Керимов встречался с фанатами ЦСКА, «Спартака», «Динамо», других команд. Конечно, нам хотелось бы снять тот негатив, который возникает вокруг команды.

— Когда «Анжи» вернется в Махачкалу?

— Мы очень интенсивно над этим работаем. Постоянно общаемся с руководителями УЕФА. Например, хотим пригласить Платини на открытие «Анжи-Арены». А еще предложить сопоставить условия безопасности в Израиле и Дагестане. На Земле обетованной каждый день летает по 100 ракет — но проводятся и молодежный чемпионат Европы, и еврокубковые матчи. Я бы очень хотел, чтобы уже в следующем сезоне мы иностранные клубы принимали в Махачкале.

— Мы имели в виду и полноценное возвращение команды в город — чтобы там жить, тренироваться, а не только приезжать на домашние матчи чемпионата.

— Я не готов сказать, как в ближайшие годы будет удобно команде. Да, понимаю: вы часто слышите о спецоперациях в Дагестане. Но знаете, если почитать новости из Москвы в форме исключительно хроники криминальной жизни, можно решить, что здесь вообще жить нельзя: кто-то кого-то зарезал, убил, изнасиловал…

Это я к тому, что не нужно быть заложником информационных потоков. Мы, москвичи, не знаем, что на самом деле происходит в республике. Ее главная проблема — искаженное информационное поле. Я не говорю, что в Махачкале все идеально. Но вовсе не так ужасно, как можно подумать. Посмотрите, сколько в Москве объявлений о продаже жилья — участков, домов. В Дагестане — ничего подобного. Наоборот, очень много строится — и никто уезжать из Махачкалы не хочет!

«АНЖИ» С РФС НЕ ВОЮЕТ

— Когда Керимов только появился в клубе, многие восприняли это скептически. В какой момент вы поверили, что «Анжи» — это всерьез и надолго?

— В 2000-е годы немало клубов было куплено богатыми людьми. Но я убежден: «игрушки» приобретают в Париже, Лондоне или Риме. Некоторое время назад продавалась «Рома», и многие в Италии хотели, чтобы ее приобрел Сулейман. Вот это была бы «игрушка». А в Махачкале «игрушки» не покупают. Для Керимова это жизненная философия, миссия. Он любит свою республику и чувствует ответственность. Хотя мало кто знает, насколько он гражданин мира — по культуре мышления, чувству юмора, отсутствию предрассудков. И он создает что-то у себя на родине, чтобы было чем гордиться, чтобы детям в голову не лезли глупые мысли, чтобы у этих пацанов появился социальный лифт.

— Готов клуб к тому, чтобы раскрыть свой бюджет?

— Мы готовимся к введению финансового fair play. И создадим структуру, которая будет понятна и прозрачна.

— Почему «Анжи» решил вместе с ЦСКА и «Зенитом» участвовать в нашумевшем проекте чемпионата СНГ?

— Во-первых, пресс-конференцию мы провели, чтобы объявить о создании оргкомитета, который займется изучением вопроса. Начни мы переговоры без такого объявления, негативный шлейф был бы еще сильнее: «А что это они там втихаря замышляют?» Во-вторых, я на пресс-конференции сказал: «Проект для осуществления чрезвычайно сложен. Но если его реализовать, маркетинговая ценность продаваемых матчей вырастет в несколько раз». Разве с этим можно спорить? Я беседовал с бизнесменами. Они называли мне сумму: от 500 миллионов до миллиарда долларов в год только за телеправа. Таков потенциал рынка. К примеру, в Англии даже «Рединг» или «Фулхэм» получают миллионов по 50 за сезон, на все же команды приходится как раз около миллиарда. Керимов предлагает для начала провести совместный Кубок России и Украины начиная со стадии 1/16 или 1/8 финала, договорившись с УЕФА и Платини о том, что его победитель получит место в Лиге Европы.

— Объясните: откуда возьмется этот миллиард? Почему российское или украинское телевидение захотят увеличить свои вложения в десятки раз? Если ТВ не особо интересен матч «Рубин» — «Кубань», то почему они должны вдруг начать вкладывать в игру «Рубин» — «Карпаты»?

— Это гипотетический разговор. Но приведу пример. «Удинезе» — не самый популярный в России клуб. «Анжи» играет с ним в Москве, но все равно собирает 15-16 тысяч зрителей. А ведь изначально утвердили 4-5 тысяч билетов. Откуда рождается зрительский интерес? Есть компании, у которых есть бизнес в России и на Украине. Они могут проявить заинтересованность. О сумме от 500 миллионов до миллиарда долларов в год я слышал от богатых и ответственных людей.

— Поясните, речь о чемпионате СНГ или первенстве России и Украины?

— Был получен сигнал, что УЕФА приветствует слияние двух чемпионатов. Некоторые страны уже получили добро. Другое дело, как они реализуют задумку. А вот объединение трех-четырех-пяти стран УЕФА не одобряет.

— Вы понимаете, что без поддержки РФС мечта точно не сбудется?

— У «Анжи» даже мысли нет воевать с РФС! Наоборот, мы всячески поддерживаем этот важнейший институт российского футбола. Николай Толстых — достойный человек. У него есть недостаток — излишняя прямолинейность. Но в ней и в буквальном следовании законам кроется и его сила. Помню Толстых, когда он еще руководил ПФЛ. Абсолютно непреклонный человек. Такие люди нужны. «Анжи» к нему относится с симпатией и оказывает ему максимальную поддержку.

ЗАМЯТЬ «ПЕРМСКОЕ ДЕЛО» НЕ ДАДИМ

— Хотим спросить вас о нашумевшем матче «Амкар» — «Анжи».

— А что именно спросить? Вы же все знаете.

— Само возникновение разговоров о договорном характере матча вы считаете обоснованным?

— Разговоры эти не имеют под собой никаких оснований. Они оскорбительны. Мы взрослые люди. Кто может быть бенефициаром этой ситуации? «Анжи»? Так репутационный шлейф — отвратительный! «Амкар»? Тоже нет, потому что помимо испорченной репутации пермяки еще и проиграли. Как проигрывали, кстати, с большим успехом и все последние матчи. А в выигрыше — всего одна букмекерская компания, не выплатившая людям тех денег, которые должна была выплатить. Очень много необычного сопровождало эту игру, не находите? Вы хоть раз слышали, чтобы букмекеры оглашали фамилии и величину ставок? Я вот не слышал. По крайней мере в России. Кстати, все, кто делал ставки, имели отношение к «Амкару».

Мы заинтересованы в том, что правоохранительные органы провели расследование и выявили всех, кто к этому причастен. Замять дело не дадим. На мой взгляд, это была репутационная атака на «Анжи». Команда проводит выдающийся сезон, во всех принципиальных матчах проявляет характер и либо побеждает, либо не уступает. Происходит становление коллектива, который в состоянии побеждать ЦСКА и играть вничью с «Зенитом» на выезде, в мороз, через несколько дней после еврокубкового матча. Но вместо анализа игры и хороших слов идет исключительно обсуждение матча «Амкар» — «Анжи». Что надо было сделать — сыграть с «Амкаром» вничью, чтобы посрамить букмекеров? Назло маме уши отморозить? Кстати, конторы были посрамлены и в прошлом сезоне, когда мы с «Амкаром» дома разделили очки, и в этом, когда дважды сыграли вничью с «Ростовом».

Теперь о том, что Керимов — акционер «Уралкалия», который спонсирует «Амкар». Так он миноритарный акционер и ВТБ, и «Газпрома». Что ему теперь, не пытаться победить «Зенит»? Подобные вещи противоречат нашей философии. Мы хотим побеждать и показывать красивый футбол.

ВЫИГРАТЬ ЛИГУ ЕВРОПЫ — АБСОЛЮТНО РЕАЛЬНО

— Оставим тему договорных матчей. Как прокомментируете жеребьевку 1/16 Лиги Европы, по итогам которой соперником «Анжи» стал «Ганновер»?

— Честно говоря, у меня нет четкого представления об этом клубе. Команды из Германии опасны, поскольку всегда борются до последнего и настроены исключительно на победу. Немцы убеждены, что играют в футбол лучше всех в Европе. Возможно, это и к лучшему, что на первые официальные матчи года нам достался не самый сильный из возможных соперников. Есть, конечно, мнение: если команда идет на победу в турнире, то нет разницы, на какой стадии с кем встречаться. На самом деле есть. Иногда можно набрать форму чуть попозже, уже получив игровую практику. Думаю, жребий удачный. Вот с «Челси» бы пришлось помучиться, там ведь Торрес форму набирает.

— Вы сказали о победе в турнире. Насколько это реально?

— Абсолютно реально. Я сужу по той игре, которую «Анжи» сейчас показывает. А если зимой удастся укрепить состав и на определенных позициях создать резерв на случай травм и дисквалификаций, то при такой организации и при таких исполнителях в Лиге Европы мало кто сможет нам противостоять.

— Трансферами, как мы понимаем, вы не занимаетесь.

— С моей стороны говорить о трансферах будет неприлично. Бывает, скажешь что-нибудь лишнее — и цена сразу меняется. Но, как я уже говорил, укрепляться зимой команда собирается. Хиддинк подробнейшим образом объяснил, какие позиции и кем он хочет усилить. Я слышал имена — это все очень хорошие игроки.

— Роберто Карлос — эффективный инструмент селекционной политики?

— Безусловно. Вы знаете, многие футболисты, уезжая далеко от родины, страдают. И у Криштиану Роналду в «Реале» был период, когда он не радовался голам, и стали появляться слухи о его возможном уходе. А вот в «Анжи» в этом смысле атмосфера очень хорошая — веселая, «драйвовая». И это ценно. Многие ведь звонят, интересуются — и не только Роберто Карлосу, но и Это’О, и Буссуфа, и Самба. Люди хотят узнать что-то помимо официальных источников.

— Игроки, которых «Анжи» рассматривает в качестве усиления, должны быть суперзвездами или приоритет отдается футболистам уровня Самба — мастеровитым, но в смысле статуса не звездным?

— Хиддинк прекрасно понимает, где нужен звездный игрок, а где необходимо зацементировать позицию футболистом другого статуса. У команды есть ось, которая на длинной дистанции ослабляется карточками и травмами. Наш тренер имеет очень сбалансированный взгляд на позиции и футболистов. Речи о стомиллионной покупке только ради того, чтобы порадовать людей, не идет.

«ЗОЛОТОЙ МЯЧ»? КОКОРИНУ!

— Должен ли «Анжи» сохранить Смолова, который находится у вас в аренде?

— Пусть он сам разберется и поймет, чего хочет. Но я уверен, что Федор может прогрессировать, у него большой потенциал. Мне страшно приятно, что в «Анжи» столько хороших молодых ребят, которые играют так, что сам Капелло обращает на них внимание. Смолов ведь, по сути, вызов в сборную получил, будучи запасным в клубе. А посмотрите на Логашова, Шатова, Карсела-Гонсалеса — это все классные футболисты!

— А с точки зрения бизнеса? Получается, вы растите игрока, чтобы потом его отдать.

— В аренду игроков берут все. Как правило, это путь замедленного «сплавления» человека из состава. У клуба нет денег рассчитаться сразу, и он берет футболиста в аренду, а потом уже решает. А Смолов заиграл так, что его хотят вернуть. «Динамо» сейчас клуб амбициозный. Как в итоге все сложится, сказать не могу, но мне бы хотелось, чтобы Федор остался.

— В начале января будет вручен очередной «Золотой мяч». Вы бы за кого проголосовали?

— За Кокорина! (Смеется.) А вообще — за Месси, конечно. Я знаю все аргументы против него. Но что бы ни говорили, этот игрок выводит футбол на совершенно новый уровень. К тому же он воспитаннейший человек — оказывается, можно быть суперзвездой и не быть при этом плохим парнем. Я видел игру всех лучших футболистов второй половины ХХ века. Могу сказать, что Месси играет сильнее, чем Пеле, Марадона и даже Кройф в 1974-м. Еще долго общий уровень игроков не подтянется до этой планки. Месси — гений. Он создает новые правила игры. Иньеста и Роналду — футболисты выдающиеся, но они играют по установленным правилам. А Месси создает новые. Какой он гол забил в финале Лиги чемпионов «Манчестеру» — фантастика! Ну а в России я бы выделил, как уже сказал, Кокорина.

— А почему именно его, а не кого-то из «Анжи»?

— По моему мнению, именно Кокорин в этом году заметно прогрессировал и демонстрировал очень умную игру. Вдруг выяснилось, что у него есть дриблинг, что все кнопочки принятия решений в его голове установлены по-другому, чем мы думали еще год назад. Могу также отметить Соловьева — мне он очень нравится. В нем есть быстрота, свойственная московским ребятам. Он продукт нашей жизни. Новая волна — у этих ребят другая мотивация, другая самооценка, они никого не боятся.

Расскажу одну интересную вещь. В 1986 году приехал я в Америку. Это был первый год перестройки, и меня часто приглашали на разные мероприятия и спрашивали, что мне больше всего понравилось в США. А я отвечал: НБА. Я видел лучшего пловца мира Марка Спитца, видел Пеле и Марадону, лучших хоккеистов и гимнастов. В баскетболе же у нас считалось, что лучшие — это Вольнов, Белов, Сабонис… А в Америке я был просто потрясен! Для меня казалось фантастическим, когда команда, проигрывая после третьей четверти двадцать очков, может их отыграть в четвертой. Баскетбол НБА стал для меня потрясающим открытием! И вот в прошлом году в США я, случайно переключая каналы, попал на игру «Оклахомы» — и не мог оторваться. Дюрант, Уэстбрук, Ибака, Харден — всем им было по 22-23 года. То есть людей, которые были звездами на молодежном уровне, взяли и ввели в состав не по одному, как это часто бывает, а всех сразу. И все они играют лицом к кольцу — точно так же, как привыкли до этого.

Я это к тому, что мне кажется: если «Динамо», чей дубль был многие годы очень сильным, выпустит своих молодых игроков, они будут рвать всех, не понимая, что есть дяденьки, к которым надо относиться с уважением. Они же привыкли всех побеждать в молодежном чемпионате. Такое направление развития футбола мне очень близко. И в «Анжи» сейчас молодые ребята чувствуют доверие Хиддинка. Это придает им уверенности, они идут вперед, а потом их замечает Капелло. И это создает ощущение, что у них есть профессиональный «лифт».

Похожие новости:

Метки:

 

Читайте также

Комментарии

Вы будете первым, кто оставит комментарий на данную новость.

Оставить комментарий