Миллиард и fair play

– Финансовый fair play в грубом изложении – запрет для клубов тратить больше, чем они зарабатывают. Но организаторы Объединенного чемпионата предлагают распределять между его участниками миллиард евро в год. Разве УЕФА признает эти поступления рыночными доходами?

– Существенная поправка: те траты, о которых вы сказали, планируются только на начальном этапе. И не для того, чтобы закачать в клубы нерыночные деньги, а с целью резко повысить капитализацию турнира и его коммерческую отдачу. Сейчас клубы финансируются из различных источников по принципу «кто сколько даст». Дают порой много, и это действительно не fair play. Из ситуации есть два выхода. Первый – привести расходы в соответствие с реальными доходами. Сколько получают наши клубы в год от телевидения, продажи билетов, атрибутики, столько пусть и тратят. На трансферы выйдет в среднем по миллиону долларов на клуб – покупай, не хочу. Да, затраты на детскую школу и стадион УЕФА не ограничивает. Но кто станет платить за все это, если главная команда низкого уровня? Если детям не на кого равняться, а зрителям не на что смотреть?

Вместе с тем европейские чемпионаты пострадают в значительно меньшей степени – там совсем другие доходы от телевидения и реального сектора футбольной экономики. В этом заложен, согласитесь, элемент нашей дискриминации. Что дает повод вспомнить о втором выходе из ситуации. Мы должны научиться больше зарабатывать. А для этого нужно сначала инвестировать. Абсолютно коммерческая история.

– Вы считаете, что миллиардные вложения обернутся сравнимыми доходами?

– Со временем так и будет. Начальные инвестиции усилят клубы, что приведет к росту качества футбола, посещаемости, доходов от спонсоров и телевидения. Тот же эффект даст увеличение числа принципиальных матчей, вызванное слиянием лучших клубов двух чемпионатов в единую лигу. Почему турецкое первенство может собирать 400 миллионов евро в год, а мы не сможем?

– Но ведь арабские шейхи, вкладывающие миллионы в «Манчестер Сити», вправе сказать УЕФА то же самое. Тратим, дескать, только для того, чтобы потом вернуть назад с процентом.

– Не стоит путать нерыночные инвестиции в один клуб и капитализацию лиги в целом. Сотни миллионов для «Манчестер Сити» шейхи пытались провести как рекламный контракт. УЕФА осведомился о цене подобной рекламы на английском рынке и пришел к очевидному выводу: она в принципе не может столько стоить. В результате миллионы вернутся шейхам.

– Деньги «Газпрома» тоже попадут в клубы, пусть даже через совместную лигу или телевидение. Как вы убедите УЕФА не применять к Объединенному чемпионату финансовый fair play на том самом начальном этапе?

– Определенная сложность в этом есть, вы правы. Придется доказывать, что вложения нужны не для того, чтобы клубы распухли от денег и звезд, а для коммерциализации процессов и капитализации продукта в целом. УЕФА будет легче поверить в это, если в Ньоне увидят, что уже в первый год создания лиги она начнет приносить стабильно растущую прибыль.

– За счет чего?

– Качественный футбол – рост аудитории – внимание телевидения и спонсоров: цепочка простая и надежная. Мы хотим сделать то, что предпринял в свое время в Англии медиамагнат Руперт Мердок. Стартовые вложения обеспечат суперкартинку, комфорт на стадионах, превращение просмотра футбола в отдых, а не экстрим. В этом случае одна лишь продажа телеправ за границу способна стать значимым источником дохода.

– Позвольте, но сейчас это приносит РФПЛ всего 5 миллионов долларов в год.

– А будет приносить гораздо больше. Испанский чемпионат весь мир смотрит не потому, что он испанский, а потому, что он интересный. То же самое ждет Объединенный чемпионат.

– То есть фактически вы попросите УЕФА оттянуть для России и Украины сроки наступления финансового fair play на год-другой, пока Объединенная лига не окрепнет?

– Чем быстрее начнем, тем больше вероятность того, что мы успеем без всяких оттяжек. Доходы будут расти с каждым годом.

– Что мешает провернуть все то же самое без Украины и инвестировать 5 миллиардов в российскую лигу?

– У ведущих украинских клубов уже есть инфраструктура, а самое главное, они располагают сформировавшимися сильными командами. Представьте, сколько пройдет времени и понадобится денег, чтобы дотянуть до уровня «Шахтера», к примеру, «Ростов» или «Крылья Советов». Посмотрите, какими темпами развивает свой проект Сергей Галицкий. А ведь сроки имеют значение для окупаемости и, соответственно, соблюдения требований финансового fair play. Кроме того, деньги, обещанные на становление новой лиги, – вовсе не лишние для их владельца. И не благотворительный взнос, который все равно куда тратить. Их задача – запустить доходный проект. Чему поможет, конечно, появление в ближайшие годы новых российских стадионов.

– Вы так все расписали, что арабским шейхам впору брать пример и организовывать какую-нибудь англо-французскую или общеевропейскую лигу. В этом случае и мы, и они останемся с точки зрения спортивного интереса и доходности там же, где были.

– Ничего плохого в такой лиге не вижу. Но англичане с французами, как и европейцы, никогда не объединятся в футбольном смысле. У них не было общей истории, единого прошлого. А у нас все это было.

ЗАРАБОТКИ ЛИГ УЕФА НЕ КОНТРОЛИРУЕТ

По просьбе «СЭ» комментарий по поводу финансового fair play и последствий его введения для российских клубов дал спортивный юрист Юрий Зайцев

– Финансовый fair play – это одно из условий лицензирования клубов, суть которого в том, что клуб не должен тратить больше, чем зарабатывает, – отметил эксперт. – При этом, поскольку сразу нашлись умники, готовые продать рекламный щит на стадионе за несколько миллионов евро, все заключаемые контракты должны проверяться. УЕФА будет оценивать их рыночную стоимость, и в доходе будет учитываться именно она. Таким образом, УЕФА пытается поставить барьер на пути вливания в клубы денег от учредителей, сторонних лиц, компаний и организаций.

Главная идея fair play – клубы должны жить по средствам, а не тратить безгранично закачиваемые в них деньги. При этом не учитываются расходы на содержание детско-юношеской школы, стадиона, материально-технической базы. В эти проекты можно вкладывать деньги со стороны. Другими словами, клубы побуждают создавать и развивать материально-техническую базу и воспитывать молодежь.

В то же время расходы на трансферы и зарплаты не должны превышать общих доходов. Российские клубы, наверное, окажутся в тяжелом положении, потому что мало зарабатывают на реализации коммерческих прав, предпочитая тратить деньги олигархов или монополий. Эти взносы не рыночного характера, поэтому предстоит изыскать другие источники финансирования.

– Разве можно считать рыночными те расценки, по которым планируют платить клубам через телевидение организаторы объединенного чемпионата?

– Не могу с полной уверенностью сказать, как к ним отнеслось бы УЕФА, но есть один нюанс: зарабатывать будет лига. Именно от нее в результате распределения доходов команды и будут получать деньги. Если к клубу можно предъявить претензии по поводу контракта по завышенной сумме, то лигу УЕФА не лицензирует. Ее заработок вне контроля европейского футбольного союза. Поэтому, как мне кажется, предлагается удачная схема.

Похожие новости:

Метки:

 

Читайте также

Комментарии

Вы будете первым, кто оставит комментарий на данную новость.

Оставить комментарий