Мартина Хингис: «Вижу Павлюченкову в первой пятерке»

– Пойдемте в кафе, – 32-летняя миниатюрная швейцарка, не обращая внимания на возгласы недовольных охранников, повела корреспондента в подтрибунное помещение спорткомплекса «Крылатское» – туда, куда вход журналистам запрещен.

– Форму российской сборной уже получили? – спросил я Хингис, дабы хоть как-то поддержать разговор по дороге.

– Да, – с улыбкой ответила та. – Но надену ее, скорее всего, только в выходные во время матчей.

Приезд Хингис на полуфинал Кубка федерации Россия – Словакия едва не затмил сам поединок. Но от интервью швейцарка пару дней мастерски уклонялась, так что пришлось подключать к уговорам ее подопечную Павлюченкову. И этот маневр в итоге сработал.

– Сейчас я уже не обязана общаться с журналистами, как это было во время моей игроцкой карьеры, – смеясь, начала беседу «под диктофон» Хингис, когда мы разместились за одним из столиков кафе. – Я вообще никогда не любила давать интервью. Мне нравится спокойствие вокруг моей персоны. Я уже не звезда, и, например, на этой неделе на первых ролях в Москве должны быть Мария Кириленко, Настя Павлюченкова и другие. Вот на них, русских теннисистках, вам и нужно фокусироваться (улыбается).

– Тем не менее давайте все же поговорим о том, когда и как зародилось ваше сотрудничество с Павлюченковой.

– Все началось во вторник – когда мы провели первую совместную тренировку (смеется). На самом деле, как вы, наверное, знаете, я являюсь тренером академии Патрика Муратоглу, в которой занимается Настя. Мы вместе были на предсезонном сборе академии на Маврикии, где я немного консультировала Павлюченкову и порой даже играла с ней. На тот момент она сотрудничала с тренером Жеральдом Бремоном. Затем я давала Насте кое-какие советы на Australian Open. А недавно Бремон решил уйти из академии, и Павлюченкова осталась без тренера. Чуть позже я получила сообщение от Патрика Муратоглу: «У меня есть кое-что, что может тебя заинтересовать». Просто незадолго до этого я говорила ему, что хочу самостоятельно поработать с кем-то из теннисисток. И Патрик предложил мне начать сотрудничество с Настей.

– Вы сразу согласились или взяли время на раздумье?

– Конечно, сразу. Я же сама хотела получить подобную работу. К тому же мне всегда нравилось отношение Насти к делу, ее стремление постоянно прогрессировать в игре. Она готова впитывать в себя что-то новое и хочет учиться. За последний год-полтора я неплохо изучила Павлюченкову, и у нас с ней сформировались определенные – хорошие – отношения. То есть к началу совместной работы мы уже доверяли друг другу, а это очень важно как для тренера, так и для спортсмена.

– Мы знаем вас как великую теннисистку, а в чем заключается философия тренера Мартины Хингис?

– Я, конечно, понимаю, что даже если ты был хорошим игроком – это вовсе не означает, что ты станешь таким же тренером. Но, на мой взгляд, важно знать, что ты делаешь: нужно понимать процесс тренировок, знать как свою подопечную, так и ее соперниц. Что касается моей философии, то я переняла ее очень давно от своей мамы, которая многому научила меня. Она много работала, и я с детства понимала: если ты хочешь быть на вершине, ты должен уметь вовремя сделать то, что от тебя требуется. Посмотрим, насколько все это удастся реализовать в моей работе с Настей. Только результат покажет, насколько наше сотрудничество успешное.

– Вы с Анастасией пока договорились поработать лишь во время грунтовой части сезона. А какой результат, показанный за этот период, может продлить ваше сотрудничество?

– Наверное, если она выиграет хотя бы один титул на грунте, это точно поможет (смеется). Надеюсь, что так и будет. Мне нравится, когда теннисисты, выходя на корт, каждый раз отдаются игре на сто процентов. Хотя я прекрасно понимаю, что это очень нелегко – учитывая перелеты, матчи, усталость. Настя как раз из тех спортсменов, кто полностью выкладывается на корте. Поэтому я изначально была настроена позитивно, думая о нашем возможном сотрудничестве. У Павлюченковой большой потенциал. Она талантливая, и ее место – в первой десятке мирового рейтинга. Хотя и сейчас она стоит достаточно высоко – на 19-й позиции. Думаю, если мне удастся раскрыть весь ее потенциал, то Настя может быть в первой пятерке.

– На ваш взгляд, сделать шаг из первой двадцатки в первую десятку – сложнее всего?

– Настя в своей карьере уже обыгрывала игроков из первой десятки, так что дело только в стабильности. Если ты хочешь находиться в десятке, то должна играть стабильно и не забывать про дисциплину. Конечно, это самая сложная вещь в жизни игрока: неделю за неделей делать одни и те же вещи на высоком уровне, постоянно добиваться необходимого результата. Павлюченкова в начале сезона добралась до финала турнира в Брисбене, а затем у нее наступил определенный спад. И только недавно она выиграла титул в Монтеррее. Так что Настя пока либо наверху, либо внизу, а ей необходимо идти по сезону ровно.

– Сотрудничество с Павлюченковой означает, что вы пока перестанете консультировать остальных теннисисток академии Патрика Муратоглу и сосредоточитесь на работе с россиянкой?

– Да. Я в последнее время помогала Юлии Путинцевой, которая теперь представляет Казахстан, и провела с ней три недели в США. Но в ситуации с Юлией все было немного иначе, так как у нее папа – тренер. А с Настей мы будем работать один на один.

– Вы помогали Павлюченковой составлять календарь на грунтовую часть сезона?

– Он был сформирован еще в начале года. А в дальнейшем, если мы продолжим наше сотрудничество, думаю, будем вместе обсуждать и это. Я, например, всегда считала, что неделя перед стартом «Большого шлема» у теннисиста должна быть отдана под тренировки, а не под турниры. Исключением, пожалуй, является только Australian Open, ведь в начале сезона необходимо провести как можно больше матчей. В этом плане перед нынешним Roland Garros у Насти все в порядке: она проведет четыре турнира на грунте, а затем мы заранее уедем в Париж.

– Современному теннису не хватает таких игроков, как вы, которые опираются не на мощь, а на ум и технику…

– (Перебивая.) Мне кажется, что та же Настя очень хорошо понимает теннис, она как раз в своей игре может опираться не только на мощь, но, как вы сказали, и на ум. Стратегия имеет в теннисе очень важное значение.

– После того как во второй раз завершили свою профессиональную карьеру, вы на какое-то время ушли из тенниса. А когда поняли, что пришло время вернуться?

– Это был затяжной процесс. На пару лет я действительно практически полностью выпала из теннисного мира. Затем начала играть выставочные матчи, стала выпускать свою линию теннисной одежды и поняла, что теннис – это мой дом. И то, что я умею делать лучше всего, касается именно тенниса. Именно он научил меня основным вещам в жизни. Позже я постепенно втянулась в работу в академии Патрика: сначала просто консультировала игроков, а теперь вот буду тренировать и самостоятельно (улыбается).

– Русский язык уже немного освоили?

– Конечно! После почти двух лет, проведенных в академии и работы с Путинцевой, Дарьей Гавриловой и Павлюченковой, – я уже знаю многие русские слова. Не стоит забывать, что в свое время я долго и успешно играла в миксте с Аней Курниковой. Так что по-русски понимаю неплохо (смеется).

– Кстати, когда вы в последний раз общались с Курниковой?

– Во время недавнего турнира в Майами. Но долго побеседовать нам не удалось: у Ани были свои дела, да и я должна была пойти на очередную тренировку.

– Напоследок проясните, пожалуйста: вы действительно могли сыграть с Роджером Федерером в миксте на Олимпиаде-2012 в Лондоне?

– Ох! Роджер позвонил мне в прошлом году, чем я, конечно, была польщена. Я сказала ему: «Ты действительно считаешь, что я могу сыграть с тобой в миксте после долгого отсутствия в Туре?» (смеется.) Но потом все же задумалась на этот счет. В тот период я принимала участие в американском командном турнире Team Tennis и по-прежнему обыгрывала теннисисток, находившихся в рейтинге где-то на 50-й или 60-й позиции. К тому же игра в паре и миксте у меня всегда получалась. Но в итоге я поняла: тренироваться до изнеможения на протяжении полугода только ради микста на Олимпиаде – для меня уже слишком. (Смеется.)

Мартина ХИНГИС, Швейцария

Родилась 30 сентября 1980 года в Кошице (ЧССР).

В возрасте 12 лет стала самой молодой теннисисткой, выигравшей юниорский турнир «Большого шлема» (до 18 лет) – Roland Garros-1993.

На турнирах WTA Tour дебютировала в возрасте 14 лет и на Australian Open-1995 стала самой молодой теннисисткой в истории, выигравшей матч на турнирах «Большого шлема».

Самая юная победительница за всю историю турниров «Большого шлема» (15 лет 9 месяцев, Уимблдон, парный разряд).

В одиночном разряде выиграла 43 титула, в том числе 3 – на Australian Open (1997, 1998, 1999) и по одному на Уимблдоне (1997) и US Open (1997).

Наивысшее место в рейтинге – 1-е (31 марта 1997 года).

В общей сложности титул первой ракетки мира удерживала на протяжении 209 недель (четвертый результат за всю историю WTA Tour).

В парном разряде выиграла 37 титулов, в том числе 9 – на турнирах «Большого шлема».

Наивысшее место в рейтинге – 1-е (8 июня 1998 года).

В миксте выиграла один турнир «Большого шлема».

Похожие новости:

Метки:

 

Читайте также

Комментарии

Вы будете первым, кто оставит комментарий на данную новость.

Оставить комментарий