Юрий Векшин: «Даже Фуркад болеет за смолян»

В нашем регионе не так много зимних видов спорта, чьи представители сумели достичь весомых результатов на мировом уровне. Однако только-только стартовавший 2020-й подарил смоленскому спорту два ярких успеха в биатлоне! Анастасия Зенова на юношеской Олимпиаде завоевала два «серебра», а Алексей Ковалев стал чемпионом мира среди юношей, обыграв непобедимых, как всем казалось, норвежцев. Но сенсация ли это или результат не всегда заметной глазу кропотливой работы? Об этом корреспондент «РП» узнавал у главы Федерации биатлона Смоленской области, члена правления и вице-президента Союза биатлонистов России Юрия Векшина.

Опережая первый вопрос автора, Юрий Дмитриевич сразу «стреляет в цель»: прогресс смоленских биатлонистов не случаен. В юношескую сборную команду страны входит сразу шесть (!) стреляющих лыжников из Смоленского региона и, что важно, все они готовы бороться за высокие награды на любом турнире. Кроме Анастасии Зеновой и Алексея Ковалева, это Амина Иванова (принимала участие в чемпионате мира), Роман Моренков (принимал участие в юношеской Олимпиаде), а также Павел Жилин и Виктория Метеля. Двум последним, чтобы поехать на международные старты, не хватило самой малости. Все наши спортсмены выигрывали первенство России в каких-либо дисциплинах, а Виктория Метеля еще и является победительницей Спартакиады учащихся прошлого года.

— Юрий Дмитриевич, в чем секрет успеха и такого быстрого прогресса смоленского биатлона?

— Все началось в 2010-м, когда появилась региональная Федерация биатлона. Первым нашим шагом стало развитие инфраструктуры. Мы смогли добиться строительства современного биатлонного комплекса «Чайка», который продолжает развиваться. В итоге наши биатлонисты не просто тренируются дома, но участвуют в престижных соревнованиях на территории Смоленского региона!

В тот момент президентом СБР был Михаил Прохоров, который активно помогал детско-юношескому спорту. Благодаря его поддержке у Федерации биатлона Смоленской области появилась база. Сначала приходилось привлекать к работе тренеров из других регионов и даже стран, но постепенно удалось воспитать свои мощные кадры. Теперь в нашем распоряжении специалисты высочайшего класса — они выросли, научились мастерству у других профессионалов своего дела.

Более того, Смоленский регион стал одним из родоначальников пневматического биатлона, что вылилось в соревнования «Снежный снайпер». Наши дети постепенно переходят с пневматического оружия на мелкокалиберное. Это и дешевле, и психологически проще. Как итог, в 2019 году регион-67 стал лучшим на летнем командном первенстве России.

СНЕГА НЕТ, НО ВЫ ДЕРЖИТЕСЬ

— Как сохранить такие высокие результаты с учетом того, что наш регион является дотационным?

— Биатлон на Смоленщине является базовым. Бюджет Федерации биатлона — два миллиона рублей в год. В эту сумму входит проведение соревнований, тренировочные мероприятия, различные командировки на протяжении всего года. Состав сборной Смоленской области составляет 30 человек. Например, выстрел из мелкокалиберного оружия стоит 10 рублей, а спортсмен должен выстрелить за тренировку около 50 раз. Поэтому часто переходим на пневматическое оружие, ведь цена выстрела снижается в десять раз. Также нашему региону и трассе «Чайка» нужна собственная снежная пушка с насосной станцией, которая могла бы генерировать снег, поскольку проводить соревнования в Смоленском регионе с нашими сложными климатическими условиями непросто. Сейчас ее приходится арендовать, что очень сложно финансово. Ее реальная стоимость на данный момент — около 600 тысяч рублей. Если бы она у нас была, то мы бы не оказались в сложной ситуации в этом году с проведением ряда турниров — чемпионата ЦФО (13-19 февраля) и «Снежным снайпером» (20-26 февраля).

Отдельная история — непосредственно комплекс «Чайка». Без спонсоров ее содержать сложно. Там уже два месяца не выплачивается заработная плата сотрудникам, но мы будем решать эту проблему максимально оперативно.

— Какие возможности есть у «Чайки» для проведения международных стартов?

— Их не может быть сейчас по умолчанию, ведь WADA запретила проводить любые международные старты на территории России из-за допингового скандала. Тем не менее мы постоянно усложняем трассу, так там теперь есть возможность бегать дистанции с кругами в 3,3; 4 и 5 километров, чтобы проводить на ней соревнования не только для юниоров, но и для взрослых. Более того, если у нас даже и появилось бы желание провести на «Чайке» первенство мира среди юниоров, то такой турнир требует затрат от региона. К сожалению, это убыточное мероприятие, заработать на нем практически невозможно. Такие старты могут себе позволить только состоятельные субъекты РФ.

ОЛИМПИАДА — В ШВЕЙЦАРИИ, НО БИАТЛОН — ВО ФРАНЦИИ

— Юрий Дмитриевич, почему соревнования биатлонистов на юношеской Олимпиаде проходили не в швейцарской Лозанне, которая считается хозяйкой Игр, а на территории Франции, в деревне Преманон, на горе Ле Тюф?

— На Играх традиционно представлено большое число видов спорта. Соревнования, которые возможно провести в закрытых помещениях, проводились непосредственно в городе, а что касается других, то там были сложности. В Лозанне была очень теплая погода, например, там было настолько жарко, что рос виноград, а знаменитое Женевское озеро, которое располагалось недалеко, естественно, тоже не было сковано льдом. Поэтому организаторы вынуждены были искать снег в горах, а нам необходимо было каждый день ездить по полтора — два часа до комплекса, так как жили в Лозанне.

— Во время взрослых Олимпийских игр делегации часто живут в горных деревнях, чтобы не тратить много времени на дорогу, а также постоянно не спускаться снизу вверх, и наоборот. Почему российская команда биатлонистов жила так далеко от трассы?

— Мы искали такие варианты, но организаторы не позволили нам этого сделать. Абсолютно все спортсмены жили исключительно в олимпийской деревне, которая располагалась непосредственно в Лозанне. Международный комитет из-за вопроса о безопасности решил, что так будет лучше. Только сервис-бригады смогли находиться все время на месте событий.

— Какие-то комичные случаи из-за этого происходили?

— Скорее напряженные. У нас произошла сложная ситуация после победы в индивидуальной гонке Олега Домичека. Гонка началась достаточно поздно — в 13.30 по местному времени. После этого он много времени находился в смешанной зоне, где долго давал интервью журналистам разных изданий, а позже должен был пройти допинг-контроль. У него это долго не получилось. Ну, выложился наш соотечественник до изнеможения. И правильно сделал!

Офицеры ВАДА ждали Олега около двух часов. Время приближалось к медальной церемонии, которая опять же должна была пройти в центре города, и мы на нее уже опаздывали, так как снова необходимо было вернуться в Швейцарию. В итоге пришлось ехать всем вместе практически под конвоем комиссии ВАДА. И лишь только после церемонии, когда Олег получил награду, он все-таки смог сдать тест и допинг- офицеры вздохнули с облегчением. Время было около 10 часов вечера, в таком сложном режиме приходилось работать спортсменам. Вставать приходилось в 5 утра, так как необходимо было успеть на автобус в горы, который отправлялся в 7 часов 20 минут, а до этого — подкрепиться на завтраке.

ВОЛЯ К ПОБЕДЕ

— Что случилось на юношеских Играх с Анастасией Зеновой? Ей сначала сложно было на индивидуальной гонке, но затем она собралась и выиграла сразу две серебряные медали. Причем в обеих гонках имела шансы даже на «золото».

— Тут сложились воедино сразу несколько факторов. Олимпийский комитет перед началом соревнований помог нам, организовав учебно-тренировочный сбор на трассе «Лаура». К сожалению, там не было снега, и мы переехали на Хмелевские озера. Там еще выше — высота была около 1900 метров над уровнем моря. В итоге это помогло всей нашей команде быть функционально хорошо готовыми.

Анастасия ехала на турнир первым номером сборной. К сожалению, перед индивидуальной гонкой на ее винтовке не получалось сделать правильную поправку на ветер. Ей вообще оружие нужно менять. Она дольше всех «пробовала» винтовку, но в этот день ничего не выходило.

— И что дальше?

— Анастасия сумела проявить невероятную волю к победе и характер. В спринте она стреляла намного лучше (один промах на «стойке»), но из-за невыгодного стартового номера условия скольжения были хуже, чем у первых стартовых номеров. Анастасии Зеновой было очень сложно, особенно на третьем круге дистанции, когда трасса превратилась в кашу. Бежать было очень тяжело! Настю поддерживал даже Симон Фуркад, чемпион мира по биатлону, а сейчас тренер юношеской сборной Франции. Его поразила сила воли смолянки, которая под дальним 95-м номером (из 97 участниц) боролась за победу до последнего метра дистанции, очень шустро передвигаясь по разбитой трассе. Поэтому, несмотря на проигрыш нескольких мгновений Алене Моховой, для Анастасии спринтерская гонка стала, по сути, победной.

РАЗВЕ ЭТО ЧЕСТНО?

— Другой смолянин, Алексей Ковалев победил на первенстве мира среди юниоров. С учетом таких высоких результатов как на всероссийских стартах, так и мировых, есть ли предложения из других регионов, чтобы смоленские спортсмены перешли под знамена других регионов?

— Их очень много. Например, Амину Иванову давно ждут на Сахалине. Ищем любые варианты, чтобы ребята все-таки оставались у нас. Например, Иванова и Зенова проходят обучение в СГУОР, где получают президентскую стипендию. Благодаря нашим международным успехам юношескую сборную России должны перевезти на централизованную подготовку, чего ранее не было. Это означает, что те ребята, которые туда войдут, будут получать поддержку от Министерства спорта, что должно еще улучшить положение дел.

13 февраля состоится исполком, посвященный выступлениям наших спортсменов на юношеских олимпийских Играх, где будет присутствовать новый министр спорта Олег Матыцин. Там я рассчитываю высказать свою позицию по дальнейшему развитию юношеского биатлона. Олимпийский фонд приравнял юношеские игры к основным. Золотая медаль стоит 200 тысяч рублей, «серебро» — 150, «бронза» — 120. То есть, Анастасия должна получить еще и единоразовую выплату, но лишь за одну медаль, такие правила.

Выплата осуществляется только за наивысшую награду, выиграй хоть дюжину их.

Также ранее была принята система, когда спортсмены-призеры чемпионатов мира и олимпийских стартов получали президентскую стипендию в течение всего года, но сейчас это право сохранили только для победителей.

То есть Алексей Ковалев теперь сможет на нее рассчитывать (выплата будет составлять 50 000 рублей каждый месяц в течение года), а Анастасия, проиграв менее двух секунд в борьбе за «золото», остается без этой меры государственной поддержки. Разве это честно?! Я хочу это изменить, особенно такая помощь важна для регионов, таких как Смоленский, где сложно найти финансовую поддержку.

СПЯТ С ВИНТОВКОЙ

— Получается, что ныне Россия — самая лучшая страна по резерву в биатлоне. Наша команда выиграла медальный зачет на юношеской Олимпиаде, а на чемпионате мира среди юношей разделила первое место с норвежцами. Однако уже 13 февраля стартует взрослый чемпионат мира, а наша основная сборная находится в очень плачевном состоянии. Вся страна смотрит биатлон, как настоящую драму. Почему?

— Огромное число претендентов на юниорском уровне — это и хорошо и плохо. Если посмотреть примеры топовых стран, то у них нет такой большой скамейки запасных. Они очень сильно дорожат и тонко подводят к тренировочному процессу каждого спортсмена и часто работают индивидуально. Например, Белоруссия. Я спрашиваю у специалистов из соседней республики, как у вас проходил отбор на главные юношеские турниры? А мне отвечают: его, по сути, нет. Есть основная команда. Просто она немного расширена до десяти атлетов.

В России, наоборот, почти все форсируют форму, ведь здесь и сейчас нужно отобраться в команду. В итоге многие в нее попадают, а на международных стартах показать уже ничего не могут, так как ресурс был исчерпан. Из-за того, что у нас везде отборы и страшно проиграть (биатлонист теряет место в команде, а тренер — финансовых надбавок), то многие и переходят в другие команды.

Пример — смолянка Наталья Левченкова, которая не могла пройти в состав сборной России и выступала за Молдавию. Она была двукратным призером первенств мира среди юниоров в 1996 и 1997 годах за Россию, но чемпионкой Европы 2008 года и восьмой на Олимпиаде-2006, уже представляя Молдову. В итоге Наталья стала самой успешной молдавской спортсменкой за всю историю выступлений спортсменов этой страны в зимних видах спорта.

Еще одна проблема — отсутствие гор. Большинство спортсменов из Европы там родились. Поэтому, если нашим спортсменам приходиться считать дни, когда они придут в форму после горных сборов, думать об акклиматизации и реакклиматизации, то у европейцев — все по умолчанию четко. Пример — Гималаи. Если ты там родился, тебе значительно проще работать на большой высоте. У этих людей другое максимальное потребление кислорода. Этот показатель считается при предельной нагрузке организма, а отражает уровень выносливости. Соответственно, чем выше, тем лучше.

Еще одна проблема — это российские законы об оружии. Дети с ним могут работать исключительно на месте, где проходит тренировка. То есть в Смоленской области — только на «Чайке». В Европе с этим проще. Там выдают специальную карточку, которая позволяет работать с оружием дома. Например, многократный чемпион мира и Олимпийских игр Мартен Фуркад уделяет этому компоненту около трех с половиной часов в день. Европейские спортсмены даже спят иногда с винтовкой. Если кто-то так попробует тренироваться в России, то арестуют и спортсмена, и тренера, а также отберут оружие.

— Другой злободневный вопрос, как довести нашу перспективную молодежь до уровня главной сборной, а значит, и этапов Кубка мира?

— По окончании текущего сезона я готовлю предложение СБР по созданию экспериментальной группы. Чтобы перспективные спортсмены, которые по каким-то причинам провалили один старт, все равно оставались в обойме. Сейчас, увы, в сборную страны попадает только восемь лучших по итогам первенства России. Мне хотелось бы формировать команду с учетом и других стартов, в том числе чемпионата мира и юношеской Олимпиады.

Также важно давать приоритет спортсменам с хорошей функциональной подготовкой. Наиболее вероятно, что лыжник позже сможет освоить стрельбу, а значит, бороться на самом серьезном уровне и в биатлоне. Плюс, безусловно, необходимо менять систему подхода к кубку IBU. Этот старт должен перестать быть «ссылкой» для спортсменов, которые не могут попасть в основную команду. Данный турнир должен стать местом, где молодежь может проявить себя, как часто и поступают многие ведущие команды из других стран.

— Что думаете про работу «российского голоса биатлона» Дмитрия Губерниева?

— У него, безусловно, есть огромные плюсы и один серьезный минус. Например, он часто начинает говорить свою точку зрения, что и как нужно делать тренерскому штабу. Вместо того чтобы это как-то завуалировать, он говорит то, что думает, и это часто приводит к негативу.

Елена Вяльбе, президент Федерации по лыжным гонкам России, именно поэтому попросила Дмитрия не вмешиваться его в работу своей организации и спортсменов.

Из плюсов Губерниева то, что он на самом деле знает все обо всех, а его авторская передача на самом деле очень востребованная. При этом биатлон — это не футбол и не хоккей по охвату аудитории.

— В этом году в России запланировано проведение сразу двух первенств России до 18-19 лет. Почему?

— В нашем виде спорта достаточно много дисциплин, и их всех сложно вместить в один старт. Поэтому в Саранске будет больше командных гонок и только одна индивидуальная, а в Кирово-Чепецке пройдут исключительно личные гонки. Многим регионам просто бессмысленно ехать куда-то ради одной гонки, если они не могут составить эстафетную команду.

Текст: Рабочий путь

Похожие новости:

Метки:

 

Читайте также

Комментарии

Вы будете первым, кто оставит комментарий на данную новость.

Оставить комментарий