Вячеслав Воронин: «У Ухова нет страха перед высотой»

Чемпион мира 1999 года, первый человек в России, прыгнувший 2,40, поделился своим мнением о трех главных претендентах на мировой рекорд.

– Хавьер Сотомайор прыгнул 2,45 в 1993-м в Саламанке на моих глазах, – начал Воронин. – Я тогда выступал по юниорам, и у нас в Испании проходили соревнования. Хавьер в те годы был очень легким и скоростным. Но со временем серьезно добавил в «физике», ушел на пять беговых шагов, и его прыжок мне стал нравиться намного меньше.

– Наверняка тогда не предполагали, что тот мировой рекорд будет держаться до сих пор?

– Конечно, нет. Когда я сам довольно уверенно прыгнул 2,40, то уже начал задумываться о 2,46. Но перемудрил – ушел в физическую подготовку, в результате чего потерял в прыгучести. Многие спортсмены попадаются именно на этом. Правильный баланс – одна из главных сложностей при установлении мирового рекорда.

– Сегодня к нему вплотную приблизились Богдан Бондаренко, Мутаз Баршим и Иван Ухов.

– На мой взгляд, наибольшие шансы прыгнуть 2,46 у Баршима. Его техника мне нравится больше всего. У Вани очень много зависит от состояния на данный момент, а у Бондаренко вообще каждый прыжок из серии «попал – не попал».

– В чем феномен Баршима? В Катаре не только легкоатлетов, а вообще спортсменов высокого класса навскидку и не вспомнишь.

– Да и сам он не коренной катарец. Мутаз родом из Судана. У этого спортсмена все пропорционально, шикарные для высотника рост и вес. Тому же Бондаренко в этом смысле тяжелее координироваться – он очень высокий.

– У кого сейчас тренируется Баршим?

– У поляка, который в свое время работал с Артуром Партыкой (двукратным призером Олимпийских игр, личный рекорд – 2,37. – Прим. В.И.). После того как Артур завершил карьеру, он уехал в Швецию, где пару лет тренировал Линуса Тернбландта (бронзового призера чемпионата мира в закрытых помещениях, личный рекорд – 2,34. – В.И.). А потом нашел Баршимчика, как я его называю еще с юношеского спорта. В 2010-м он выиграл чемпионат мира среди юниоров с результатом 2,31. Уже тогда я обратил на него внимание и всем говорил, что он может вырасти в звезду экстра-класса.

– Кого он вам напоминает?

– Партыку. И меня в лучшие годы. Наверное, поэтому он мне особенно и импонирует. Я его прыжок чувствую, чего не могу сказать, например, об Иване Ухове. А у Баршимчика техника примерно та же, что и у меня.

– При этом катарец в этом году увеличил разбег. Если в прошлом он стабильно прыгал с 5 шагов, то теперь перешел на 7 и даже 8.

– Абсолютно верно. И это очень правильное решение. Он был дохленьким спортсменом, но сейчас с каждым сезоном крепчает. Это позволяет добавлять беговые шаги. Хотя некоторые, наоборот, становясь сильнее, сокращают разбег и делают прыжок более силовым.

– Некоторые утверждают, что Баршим уже готов на 2,50.

– Спорно. Каждый сантиметр после 2,35 дается крайне тяжело. И далеко не факт, что, даже если кто-то прыгнет 2,46, сразу после этого последует шквал мировых рекордов. Да, сейчас ребята вышли на уровень 2,40, но то же самое было в 1991 году. Тогда были старты, когда сразу трое прыгали за 2,40. В то время блистали Хавьер Сотомайор, Патрик Шеберг. Но, извините, и они прыгнули за 2,40 по два-три раза, а потом их результаты пошли на спад. Поэтому не надо обольщаться, что нынешняя плеяда продолжит стабильно демонстрировать такие результаты. Для организма каждый такой прыжок – неимоверная нагрузка.

– Как с вашими словами соотносятся трюки Бондаренко, который может даже на таком уровне переносить планку по 10 см?

– Когда человек выходит на топ-уровень – это отдельная история. По себе помню, что когда был на пике, о высотах до 2,37 даже не задумывался. При этом прыжки у Бондаренко идут не всегда. Вспомните этап «Бриллиантовой лиги» в Риме, когда Баршим прыгнул 2,41 и был близок к 2,43. У Богдана же попытки на этой высоте были рабочие, но никак не берущиеся.

– Тем не менее Бондаренко удается держать уровень. Многие прогнозировали, что после прошлого сезона у него наступит спад.

– Но ведь зимой-то он не прыгал. А вот у Вани получилось наоборот – прошлым летом у него не получалось, зато зимой результаты пошли очень хорошо. Теперь вот организм нуждается в отдыхе. Прыгуны ведь не машины! Этот сезон он еще может отпрыгать, но я бы порекомендовал ему пропустить зиму.

– В чем сильная сторона Ухова?

– Он очень смело идет на толчок. Ваня не боится «ставить» ногу и «стоять» на ней. Многие высотники по своим данным одареннее Ухова, но страх перед высотой их тормозит. Обычному человеку это сложно понять, но всего лишь один сантиметр ломает прыгунам наработанную годами технику. С Ваней такого не происходит. Для него главное – попасть в состояние. Тогда можно ожидать чего угодно.

– В принципе это касается всех троих.

– Согласен, любой из этих ребят может прыгнуть высоко. Но на сегодня Баршим стабильнее остальных.

Похожие новости:

Метки:

 

Читайте также

Комментарии

Вы будете первым, кто оставит комментарий на данную новость.

Оставить комментарий