Стометровый бассейн

Десять лет назад, когда в Барселоне проходил чемпионат мира-2003, но сами соревнования еще не начались, журналисты всех стран скрупулезно копались в протоколах, пытаясь выискать спортсменов, выступавших в этом городе на Олимпийских играх-1992. У России тогда в героях-старожилах ходили Дмитрий Саутин – в прыжках в воду и Александр Попов – в плавании. И тот, и другой вернулись из Барселоны-2003 с золотыми медалями. И, если честно, именно об этом в поиске всевозможных примет «на удачу» тянет задуматься и сейчас. 10 лет назад в Барселоне дебютировал на взрослом уровне капитан российской плавательной сборной Евгений Коротышкин.

Когда мы разговорились с пловцом на эту тему, он рассмеялся. Сказал:

– Мне все казалось тогда таким большим… Увидел бассейн и, помню, подумал, что в нем не пятьдесят метров, а все сто. Да и трибуны, уходившие куда-то в бесконечность, по моему тогдашнему разумению, должны были вмещать как минимум 50 тысяч зрителей.

В финале на 50 метров баттерфляем Коротышкин стал на том чемпионате третьим, повторив успех, которого до него российские пловцы добивались в баттерфляе всего два раза: в 1991-м бронзовым призером на стометровке стал Владислав Куликов, в 1994-м – Денис Панкратов. Свою бронзу Евгений ухватил скорее от испуга: за пять минут до выхода на старт вспомнил, что аккредитация осталась на трибуне, кинулся за ней, прыжками преодолев четыре здоровенных лестничных пролета, бегом вернулся назад в стартовый отсек и чуть не сбил с ног знаменитого английского спринтера Марка Фостера.

– В тот момент я реально почувствовал себя пятым колесом в телеге, – вспоминал пловец. – Фостер, Мэтт Уэлш, Ян Крокер… По сравнению с ними я был вообще никем. Но какую же фантастическую гордость испытал, когда финишировал третьим! Мне еще долго тогда казалось, что в мире не существует ничего более прекрасного, чем моя бронзовая медаль…

Почему вдруг вспомнилось именно это? Наверное, потому, что в нынешней российской сборной (и не только плавательной) довольно много спортсменов, которым впервые в жизни предстоит выйти на старт чемпионата мира. Которым точно так же страшно, и бассейн кажется длиннее, а вышки – круче. Но вот парадокс: именно на нынешнем чемпионате Россия имеет достаточно много шансов удивить мир. И если в прыжках в воду от нашего выдающегося дуэта Илья Захаров/Евгений Кузнецов уже привычно ждут борьбы за золото, то мужскую спринтерскую эстафету 4х100 м вольным стилем, пожалуй, впервые считают фаворитом чемпионата даже американцы. Во всяком случае, именно это сказал Никите Лобинцеву его тренер Дэвид Сало, провожая пловца в Барселону.

И как тут вновь мысленно не вернуться в 2003-й? О том, что тогдашняя компания российских спринтеров теоретически способна сражаться за медаль, говорили с надеждой многие. А когда медаль стала реальной, да к тому же золотой, все запоздало ахнули: плыл-то кто в составе? Ну ладно Попов. Но остальные-то? Не говоря уже о том, что одним из той четверки был Иван Усов, не имевший до приезда в Барселону даже звания мастера спорта.

Чемпионат-2003 запомнился и тем, что в прыжках в воду на нем впервые добилась победы Ирина Лашко, выступая под австралийским флагом. И снова ностальгическая параллель: то мировое первенство открыло миру удивительного по таланту пловца – Аркадия Вятчанина. Он стал вторым на стометровке, совсем немного уступив американцу Аарону Пирсолу, и вряд ли кому могло прийти в голову, что тот медальный результат так и останется в карьере Аркадия максимальным, а сам он десять лет спустя вообще не захочет продолжать плавать за страну, за которую столь ярко дебютировал.

На вопрос: «Что вы чувствуете, выступая в Барселоне?» – Попов в 2003-м усмехнулся: «11 лет назад этот город мы уже брали…»

Наверное, фраза актуальна и сейчас. Барселону «брали» российские синхронистки, причем и тогда, и сейчас наша команда не планировала участвовать в одном из видов программы – комбинации. Формально назывались какие-то весомые причины, но фактически все расценили шаг как некий великодушный в своей сути дар сильнейших: мол, вот она – медаль. Деритесь. Мы не претендуем.

Барселонское побережье «брали» и российские марафонцы, выигравшие в 2003-м все три мужские дистанции. Понятно, что с тех пор воды утекло достаточно, но, согласитесь, выступать в городе, с названием которого связано столько победных воспоминаний, всегда как-то теплее.

Марафонцам, правда, нынешний чемпионат, еще не начавшись, успел подложить свинью: конгресс Международной федерации плавания утвердил пункт в правилах соревнований на открытой воде, согласно которому максимально допустимая температура воды может составлять 31 градус по Цельсию. Это расстроило многих: плавать на скорость в таких условиях – прямой путь к серьезным проблемам с сердцем. Собственно, изменить правила было решено как раз после того, как три года назад в Дубае прямо на дистанции от перегрева погиб американский пловец Фран Криппен. Вода тогда была всего на градус теплее.

Впрочем, эта проблема участников нынешнего чемпионата, которым предстоит стартовать уже в субботу, вряд ли коснется: лето в Барселоне выдалось не слишком жарким.

Похожие новости:

Метки:

 

Читайте также

Комментарии

Вы будете первым, кто оставит комментарий на данную новость.

Оставить комментарий