РФС: в ожидании звонка

Состоявшаяся во вторник пресс-конференция президента РФС подтвердила: в новый год головная футбольная организация вступает с очевидными финансовыми проблемами

Цифры обязательств и задолженностей всплывают то тут, то там. На кого-то они навевают ужас. Ведь стало плохо, а было хорошо, верно? РФС, кажется многим, купался в деньгах, а теперь стоит с протянутой рукой. Непорядок.

И вот уже доносятся призывы принять комплекс антикризисных мер, а также ввести в футбольном союзе внешнее экономическое управление. Этой целью озаботился зампред Госдумы Игорь Лебедев, собравший соответствующее количество депутатских подписей.

Отрицать финансовые проблемы РФС грешно. Но это – следствие, а бороться при правильном подходе принято с причинами. Каковы они? И что собой представляет предложенное внешнее экономическое управление?

По логике вещей это отбор у Николая Толстых права финансовой подписи. Мера суровая и особо полезная в тех случаях, когда налицо неумение тратить деньги. Странно, но как раз в этом Толстых мало кто обвиняет. Глава РФС ассоциируется скорее с болезненной честностью, чем со злоупотреблениями, головотяпством или воровством. Почему в таком случае он не должен подписывать документы?

Другое дело – поиск источников финансирования. Это процесс у нынешнего руководства РФС пока не налажен. Тратить умеют – зарабатывать нет. И если внешнее экономическое управление подразумевает не только контроль над расходами, но и наполнение доходной части бюджета, его стоит всячески приветствовать. Пришли депутаты, дали денег, потом истребовали отчета за каждую вложенную копейку. Вполне нормальная схема. Только подпись-то тут при чем?

Начнутся утечки или нецелевые траты – другое дело, тогда впору хоть прокуратуру подключать. Однако сейчас вопрос стоит иначе (и законотворцы не могут этого не признать): у РФС есть обязательства, но нет денег. Причем это не какие-то свежевыдуманные маниловские прожекты, а вполне традиционные для РФС обязательства, взятые прежними руководителями той же организации.

Следуя за мыслью, впору поговорить о причинах вялого участия спонсоров в судьбе футбольного союза. Считается, что до прихода Толстых их нужно было отгонять мухобойкой, а потом как отрезало. В нем, стало быть, и корень зла. Юристы, правда, учат время от времени задаваться вопросом: «Кому это выгодно?» Если последовать их совету, выяснится: нищета точно не выгодна ни российскому футболу, ни Толстых. Но у нас не Древний Рим, а куда более запутанное мироустройство. Поэтому давайте для начала не станем отрицать очевидное.

До Толстых РФС получал 600 миллионов рублей в год от известной госмонополии. Несмотря на это, у союза накопились долги в размере, как озвучивалось, 800 миллионов рублей. Теперь помощь от монополии приказала долго жить. С чего, спрашивается, задолженность должна уменьшиться?

«Налицо обыкновенное отсутствие финансовой дальновидности, – цитирую я г-на Лебедева. – Плюс ко всему, как мне известно, отсутствие навыка дипломатии у господина Толстых. Его общение с потенциальными спонсорами приводит к тому, что одни уже сейчас разрывают действующие контракты, другие доживают при нынешних контрактах, но в дальнейшем продлевать их не собираются».

До «не умеющего общаться» Толстых футболом руководили люди с великолепными «навыками дипломатии». И, несмотря на солидную финансовую поддержку, накопили долги. Как-то все это не вяжется с теорией зависимости финансового состояния РФС от коммуникабельности его руководителя. Не дойти бы такими темпами до теории Ломброзо.

Некорректно, однако, забывать тезис, озвученный нынешним руководителем РФС много раз и в различных вариациях: деньги нужны не лично Толстых. Не давайте их ему – дайте 23 сборным России.

И вот в этом «дайте», на мой взгляд, кроются ответы на озвученные вопросы. Вместе с подтекстами. В России можно по пальцам одной руки сосчитать случаи добровольного спортивного спонсорства на взаимовыгодных рыночных началах. Материальной помощи обычно предшествует просьба-пожелание, исходящая от людей, облеченных властью. От таких просьб редко отказываются. А без них финансировать спорт редко соглашаются.

Так что призывы Толстых к финансовой помощи фактически сводятся к призывам дать указание на выделение средств. Все мы понимаем кривизну момента, однако российская действительность устроена именно так и никак иначе. Чему пример – федерация тенниса. И вид спорта популярный, и Шамиль Тарпищев – сплав профессионализма с коммуникабельностью, но от богатства ФТР весьма далека.

А указание помочь РФС между тем упорно не поступает. Что в таких случаях делают обделенные заботой организации? Бьются головой об стену самостоятельно. РФС не миновала чаша сия. «СЭ» освещал неоднократные запросы о помощи. Было обращение в крупнейший банк с предложением о сотрудничестве с возможностью заработать на лизинге и страховании. Говорят, глава банка, изучив три финансово обоснованных пакета предложений, пришел в восторг, который спустя время сменился апатией. О ее причинах знают немногие.

Не все гладко и с кредитами, в выдаче которых РФС неоднократно отказывали. Руководителю, обладающему другими «навыками дипломатии», наверное, охотнее пошли бы навстречу. С одним уточнением: для получения финансовой помощи от Толстых требуется не просто улыбнуться или, скажем, расшаркаться, а пойти на определенные уступки. Причем в тех вопросах, которые он считает ключевыми для развития российского футбола. И тем людям, компромисс с которыми, на его взгляд, невозможен.

Не хочется употреблять глагол «продаваться», но, по сути, дело обстоит именно так: деньги в обмен на принципы. Дилемма неприятная, и Толстых пока решает ее в пользу принципов. Продолжая надеяться: вдруг все же раздастся волшебный звонок и поступит указание не позволить российскому футболу загнуться от безденежья? А оно, указание, все не поступает.

Осложняет ситуацию и наличие двух центров власти. Ясно, скажем, что Фабио Капелло – креатура министра спорта Виталия Мутко. На зарплату итальянца и его помощников можно было бы решить массу оперативных финансовых вопросов. Но успехи сборной России и позиция министра некоторым образом лишает РФС выбора. С другой стороны, семимесячный контракт с компанией «Новатэк» на сумму 350 миллионов рублей, и это почти не секрет, – заслуга того же Мутко, обладающего ярко выраженными «навыками дипломатии» и большой государственной должностью.

Плюс на минус не всегда дает минус, как в математике. Однако самостоятельность в принятии решений важна хотя бы для того, чтобы не распылялась ответственность. Иначе роль РФС будет выглядеть марионеточной, а контракт тренера на фоне диких долгов – пиром во время чумы. Да и сложно представить, чтобы тренеры сборных Англии, Италии или Германии нанимались не футбольными союзами этих стран.

Понятен и тот факт, почему Толстых не снижает выплаты национальным командам. Кажется удивительно логичным собрать сборников и сказать: ребята, наступили сложные времена. Поиграем немного за честь флага и герб. Убежден: ни один не откажется. Только самого Толстых после этого съедят с потрохами. Причем те же люди, которые способны повлиять на патовую ситуацию со спонсорством.

В целом на сегодняшний день все выглядит тупиково. 23 сборных исправно выполняют заложенный в них алгоритм, но стремления к благотворительности ни в ком не пробуждают. А на компромиссы Толстых не идет. Ему, конечно, не помешал бы толковый имиджмейкер, но вряд ли дело в хмурости или угрюмости нынешнего главы РФС. Деньги найдутся, есть ощущение, не под более коммуникабельного, а под менее принципиального.

Похожие новости:

Метки:

 

Читайте также

Комментарии

Вы будете первым, кто оставит комментарий на данную новость.

Оставить комментарий