Олег Знарок: «В «Динамо» все — генералы. Из штрафбата»

Сегодня стартует регулярный чемпионат-2013/14 – в 19.30 на лед Лужников в матче на Кубок открытия встретятся московское «Динамо» и «Трактор». Перед очередным походом за Кубком Гагарина главный тренер чемпионов Олег Знарок прервал свой многомесячный обет молчания и вместе с генеральным директором клуба Андреем Сафроновым раскрыл бело-голубые секреты.

КУБОК ГАГАРИНА: РЕМОНТ ЗАВЕРШЕН

Олег Знарок был не в духе. Чувствовалось это на расстоянии. Ведь чемпионом проиграны едва ли не все контрольные матчи. Кстати, уже по победной традиции.

В тот день его «Динамо» на базе встречалось с болельщиками. У машины генерального директора Андрея Сафронова вырос из-под земли докладывающий:

– Старший смены…

А по алее шел нам навстречу Знарок. И видно было – самый старший по всем сменам здесь он.

От интервью Олег Валерьевич отказывался категорически. Так и дошли до номера на третьем этаже. Я успел заметить изменения в облике динамовской базы – витраж с очередным Кубком Гагарина на двери. Памятник Аркадию Чернышеву. Кажется, прежде не было и его. Бронзовый Чернышев смотрел нам со Знарком вслед. Казалось, Аркадий Иванович на моей стороне в этих уговорах.

А уговоров хватило на две минуты. И три вопроса.

На все три Олег Валерьевич ответил – «Нет». Не дождавшись четвертого, объяснил:

– Вы ж собираетесь про хорошее спрашивать, а я смотрю сегодняшний матч – все плохо. И что мне вчерашний день вспоминать? Вообще, не люблю интервью. Чем меньше ко мне внимания, тем лучше. Не нужно мне этого.

Забрал листки с вопросами. Обещал подумать над ними в лучшие времена.

А потом вдруг оттаял. Взял со стола бумажку и показал мне:

– Вот это для меня написал Сафронов.

Я всмотрелся. Выведено директорской рукой было – «Не нервничай».

Теперь это относилось ко мне. А Сафронов был рядом. По счастью, вопросы были и к нему. Ваш корреспондент начал с генерального директора. Неожиданно разговор захватил и Знарка.

– Вы каждый год перед сезоном ездите на Камчатку. Сейчас разглядели что-то новое?

– Целеустремленность своего ребенка. Мой 14-летний сын Николай доказал, что терпение и труд все перетрут. До восхождения на вулкан осталось 250 метров, у нас в руках был флаг «Динамо». Говорю: «Сынок, пойдем домой? Мы уже всем все доказали…» – «Нет, папа, вперед. Осталось всего ничего». И мы эти 250 метров шли час сорок. Очень горжусь своим сыном. Такая целеустремленность дорогого стоит, – рассказал Сафронов.

– И сколько же вы шли? – заинтересовался Знарок.

– Семь часов наверх. И еще четыре – спускались… Вулкан Авачинский – 2740 метров. Прошли километров десять по серпантину. А на следующий день улетели.

Я был сражен подробностями. Знарок – ничуть.

Сафронова же удивило другое:

– Первый раз оказался на Камчатке год назад. Надо видеть эти просторы, совершенно не освоенные. Каждому советую съездить.

– Александр Мальцев с вами летал в прошлом году.

– В этом не полетел. Приболел.

– Кубок тоже не повезли?

– Нет. Возили в прошлом году. В этом Кубок пришлось отправлять на реконструкцию. Немножко был помят нашими игроками.

– Ручку оторвали?

– Чуть шайбу искривили. Не беспокойтесь, уже отремонтировали. Следующий обладатель будет написан на ровной шайбе. Все будет хорошо. Только не спрашивайте, кто из наших отличился. Это военная тайна. Точно – не Знарок…

Олег Валерьевич усмехнулся.

– Вы Кубок никуда не возили? – спросил я у Знарка.

– Собирался отвезти в Челябинск, даже обещал. Хоть мой дом – Рига. Но не отвез, задержали дела с визой. У меня же немецкий паспорт, российскую визу приходится ставить.

Время было переходить к рискованной теме – как раз об этом я хотел расспросить Знарка. Окончательно лишив охоты давать интервью. Всякий тренер бережет свои тайны.

МАЛЬЧИК СО ВЗРОСЛЫМ ЛИЦОМ

– Вы на предсезонке в Пинске бывали? – спросил теперь уже у Сафронова.

– Нет. Хотел поехать в первый год, а потом меня уже Знарок туда не пускал.

– Какого хоккеиста за эти годы было тяжелее всего отпускать из команды?

– А вот мне интересно, что ответит Олег Валерьевич, – повернулся Сафронов к главному тренеру «Динамо». – Можно даже написать на бумажке, что думает он, и что думаю я.

– Вы как-то про уходящего Цветкова сказали: «Он меня никогда не обманывал», – напомнил я Знарку.

– Я вообще не думал, что он уйдет из этого коллектива, – ответил тренер.

– Олег Валерьевич его очень прилично защищал, – вспомнил Сафронов. – Я был против возвращения Цветкова. И ему сказал: «Леша, все зависит от тебя. А благодарить ты должен тренера. Не имеешь права его подвести». Он и поблагодарил, и доказал, что чего-то в этой жизни стоит.

– Я был удивлен вот чем – один раз вы отговорили Горохова от перехода в ярославский «Локомотив». Так идею он не оставил, и год спустя все-таки ушел из «Динамо»…

– По поводу Горохова – никогда не говори «никогда». Скажу одну фразу, придуманную не нами: «Порядочность принимают за слабость». В этом плане Илюха настоящий мужик и патриот своего города. Клуба, который его воспитал. Думаю, мы с Олегом Валерьевичем еще не сказали последнего слова в этом разговоре.

– Уезжая, Горохов собирался выпросить у вас собаку с динамовской базы. Удалось?

– Знарок просил, чтоб я отдал, но… Похоже, Горохов сам сюда вернется.

– Судя по Николишину, шанс вы готовы дать многим.

– Так у нас чуть Знарок в заявку не попал. Мог!

Знарок рассмеялся, услышав. А я подумал – почему бы нет? От лишнего веса главный тренер «Динамо» избавился. Выглядит браво.

– Как удалось?

– Поспорил с командой. Не со всеми игроками, с некоторыми. Да и сам подумал – надо себя держать в форме… А то уже неудобно было на себя в зеркало смотреть. Перешел к нормальному питанию, немножко потренировался.

– Вернулись в тренажерный зал?

– Нет. Больше ходил вдоль моря.

– Меня Знарок в какой-то момент шокировал, – поддержал тему Сафронов. – осталась даже фотография. Было это на вручении медалей. Я увидел, как Знарок похудел к концу чемпионата. Сказал тогда: «Все, я себя ненавижу. Точно так же похудею к началу следующего сезона…» Похоже, мы больные люди.

– В чем?

– Если дали слово – держим до конца.

– И сколько сбросили?

– Минус десять, – ответил Знарок. – Игровой вес у меня был 95, сейчас вешу под стольник. Совсем уж в мальчика превращаться, дотягивать до 95, не стоит. К этому надо долго готовиться.

– Мальчик со взрослым лицом, – внес поправку Сафронов.

ПЕРВЫЙ РАЗ БРОСИЛ КУРИТЬ В ШЕСТЬ ЛЕТ

– Как-то Андрей Николаевич сказал: «Если Знарок еще и курить бросит, это будет уже не Знарок».

– Между прочим, ему не нравится, что я курю. Даже сейчас сидит у меня в номере и морщится. Сам-то бросил курить давно. Хотя я помню – дымил как паровоз… А у меня вон электронная сигарета лежит. Пробую переходить, – Знарок указал на полку. Электронная сигарета действительно лежала.

– Главное, чтоб в голове было хоть чуть-чуть желания бросить, – добавил Сафронов. – Пару лет назад у Знарка и этого не было. Сейчас есть. Это здорово! А мне удалось бросить с помощью друзей и врача. Сам не смог бы. Пробовал – но продержался только год.

– Олег Валерьевич говорил, что два опыта бросания в жизни имел.

– Первый раз бросил в шесть лет, – рассмеялся Знарок. – Как и все. Даже тогда не получилось. В рижском «Динамо» мой номер был рядом с комнатой Юрзинова, главного тренера…

– И весь дым шел к нему через марлю?

– Не через марлю, а через дымоход. Раньше ведь как строили? Пробили в стене туалета дырку, и дым гуляет по этажу.

НА 17-й ЭТАЖ – К ИРБЕ

– Возвращаясь к хоккею – чем удивил Николишин, едва не пробившийся сорокалетним в состав клуба-чемпиона?

– Это слова Олега – удивил своим терпением, – сказал Сафронов. – Не каждый прошел бы наши нагрузки в Пинске. Николишин был в первых рядах.

– Я подходил к нему и говорил: «Васильич, может, передохнешь?» – вспомнил Знарок. – Тот отвечал – ни в коем случае, буду все делать наравне с командой. Он помог! Поставили его в звено с молодыми – сразу нашел общий язык с каждым. Подсказывал.

– Многие клубы должны к Николишину присмотреться. Он поможет как хоккеист. А играть он хочет и готов на самом высоком уровне. Поначалу разговор шел о том, что Андрей собирается сыграть в московском «Динамо» прощальный матч. Человек столько сделал для «Динамо». Вырос в этом клубе – разве мы могли отказать? Пожалуйста! Предлагать двусторонний контракт не стали – не дело такому заслуженному человеку играть в высшей лиге. Хотя там как батька он очень помог бы. Но неудобно предложить.

– В основной состав пробиться было непросто?

– У нас очень длинная лавка – я не думал, что Гришка Шафигуллин начнет так быстро восстанавливаться. Должен был через месяц выйти на лед, а уже катается. У нас получается шесть центральных нападающих! Заканчивать Андрей не собирается – сегодня занимался с нами в тренажерном зале. Как только скажет, что готов сыграть прощальный матч – мы сразу пойдем ему навстречу. Пусть закончит при своих болельщиках.

– Ваши ребята рассказывали историю. Дали вы команде день отдыха. Они собрались куда-то на озеро – но выйдя из автобуса, рухнули на траву и просто лежали. Никакое озеро им нужно не было.

– Я не знаю. Тренеры при этом не присутствовали. Сейчас не старые времена – мы по комнатам не ходим, не следим за ними. Ребята дисциплинированные – сами знают, что им нужно. В день отдыха оставили их одних. Игроки захотели поговорить друг с другом. И хорошо, говорить надо перед сезоном.

– Генеральный директор вспомнил, как забирался на вулкан. А в вашей жизни, Олег Валерьевич, кажется, был кросс в 46 километров?

– Не было у меня такого. Я вообще кроссы не любил – больше десяти километров не бегал. Юрзинов и давал только десятикилометровые. Вы перепутали – это Арчи Ирбе готовился к марафону, бежал 46 километров. У нас с Витолиньшем было другое испытание – к тому же Ирбе бегали на 17-й этаж…

БОЛЬНОЙ. ХРОМОЙ. НО НЕ ХИТРЫЙ

– В прошлом году вы сказали: «Большой вопрос, останется ли еще на сезон в «Динамо» Бойков». Он остался, – обращаюсь я к Сафронову.

– Я сказал так – «будем думать». Сашка всегда был в хорошей спортивной готовности, но возраст есть возраст. Подошел агент, сделал предложение. Мы рассмотрели и согласились оставить человека в команде. Нам приятно, ему тоже.

– Вот кто держит-то себя.

– Он боец, – добавил Знарок. Прозвучало по-особенному.

– До мозга костей, – согласился Сафронов. – Больной, хромой, но не хитрый…

– У Олега Знарка в рижском доме целый музей…

Знарок нахмурился, ожидая продолжения.

Продолжение последовало немедленно – я спросил у Сафронова, бывал ли в этом доме. Действительно ли – настолько здорово оформлено?

– Нет, – огорошил меня Сафронов. – Меня не приглашали.

– Он шутит, – вполголоса уточнил Знарок. – Еще как приглашали. Вообще-то я пускаю туда только близких людей. И то – если у меня хорошее настроение…

– Никак не доберусь, – согласился генеральный директор. – Там воспоминаний может быть слишком много.

– Знаю, есть там очень любопытный экспонат.

– Я не был в этом музее, но про экспонат знаю, – улыбнулся Сафронов. – Контракт Знарка с Америкой, который так и не был подписан. Может быть что-то интереснее?

– Много лет прошло, пока мне не перевели, что на самом деле предлагал «Бостон». Кажется, Серега Жолток, с которым играли в тройке, увидел и рассказал. Я-то думал, в Бостоне собираются платить мне 27 500 долларов в год. А оказалось – в месяц… У меня пауза была хорошая, когда узнал.

– Огромные деньги для тех времен. Люди получали по 50 тысяч в год – и радовались.

– Олег подумал, что в год – плюнул и уехал. А контракт висит в золотой рамке, – ответил за Знарка Сафронов.

Олег Валерьевич рассмеялся.

ШТРАФБАТ

– Закончив играть, вы собрали группу рижских мальчишке и стали учить их хоккею. Получали тогда 150 $ в месяц. Помните?

– Еще бы, – посмотрел на меня внимательнее Знарок.

– Кто из той группы вышел в люди?

– Да половина рижского «Динамо»! Карсик (Карсунс – прим. «СЭ»), Дарзиньш, Бартулис, Ципулис… Люди до НХЛ доигрались.

– В какой момент поняли, что Комарова можно вернуть в «Динамо»?

– А мы всем штабом находились на постоянной связи с Леней, – ответил Сафронов. – Знарок и с папой его общался через день, и с самим Комаровым. Думаю, он никуда не отплывал от «Динамо». Поехал покорять НХЛ, а его там до конца не поняли.

– Вы с ним общаетесь. Чувствуете, что тему НХЛ он внутренне закрыл?

– Я думаю, у любого хоккеиста в голове сидит НХЛ, – сказал Знарок. – Любой рядовой мечтает стать генералом. Хоть у нас в «Динамо» все – генералы. А точнее, ровная пехота. Штрафбат. Собрались ребята с потрясающими характерами, мы по такому принципу команду набираем. Узнаем о человеке все через самих хоккеистов. Любой сюда не попадет. Главное, чтоб ребята приняли – а мы, тренеры, можем закрыть глаза на его характер. Вы представляете, как со мной было сложно тренерам?

– Когда-то вы сказали: «Знарок в нынешнем «Динамо» был бы ведущим игроком».

– Да ну, это мы все так говорим. Когда заканчиваем.

– Эта команда – то, чего хотели люди, стоявшие у истоков, – сказал генеральный директор. – В ней что-то от Сафронова, что-то от Знарка. Чуть-чуть – наших родителей. Этот труд виден издалека.

– Помните, с какой завистью столкнулись, когда выиграли с ХК МВД второе место?

– А завистников и в обычной жизни всегда хватало. И без второго места… – печально улыбнулся Знарок.

– В тот год все ставили на финал Казань – Ярославль, – вспомнил прекрасные дни Сафронов. – И тут наши ребята совершают подвиг – обыгрывают Ярославль на их площадке, забив все три шайбы в меньшинстве. А в финале не хватило опыта и генеральному директору, и главному тренеру. Не хватило лавки. Замахнулись на тысячу как на сто.

ПРАЗДНИК «СБИТЫХ ЛЕТЧИКОВ»

– Вернуться бы сейчас в вечер перед последним матчем финала – что сделали бы иначе?

– Слишком много эмоций отдали на Ярославль. Праздновать начали победу в конференции, – сразу ответил Знарок. – Мы еще были молодыми. После этого дважды выигрывали Кубок конференции – ни разу в руки его не взяли. Не прикасались. Даже капитан не брал.

– А в первый раз?

– Тогда мы облизали этот Кубок! Три дня не отпускали, шампанское из него пили. Это было наше. Сумасшедший праздник.

– В раздевалку пришел Рашид Гумарович (Нургалиев, министр внутренних дел – прим. «СЭ»), – добавил Сафронов. – И его облили шампанским. Это был праздник людей, которых называли «сбитыми летчиками». А они выдали то, чего никто не ждал. Чуть раньше положенного закончив сезон.

– Да, – огорчился Знарок. – Это была ошибка.

– Но к этой ошибке прилагалось много гипсов, переломов и проблем. И в тот год, и на следующий было очень много травмированных, – уточнил генеральный директор.

– 11 человек, – ничего не забыл Знарок. – Включая двух вратарей. Тогда случились 11 поражений подряд. Поставили в ворота парня из высшей лиги, Черепенина.

– Но какой же надо было иметь запас очков, чтоб закончить на первом месте при 11 поражениях подряд?! – поразился Сафронов.

– Олег Валерьевич, что у вас в душе было во время той серии? – вмешался я.

– Поначалу ничего не было, – ответил Знарок после паузы. – Вроде вот-вот должно прорвать. Потом стало не очень хорошо. Куда уж дальше проигрывать? Я благодарен руководству команды до сих пор. Любого другого сняли бы после пятого поражения, думаю. Проявили дальновидность.

– Вы отставки не ждали?

– Нет. Мне руководители постоянно звонили с одним: «Не переживай, все будет нормально».

ВСЕХ КОТЯТ РАЗОБРАЛИ

Мы вспоминали ХК МВД, с которого начался путь Знарка как большого тренера.

Вот интересно – сколько ребят из той команды сейчас играют в «Динамо»?

Знарок встал на диван, дотянулся до самой верхней полки. Достал что-то красочное. Стал листать фотографии – сверяясь с памятью.

– Цветков, Кокарев, Соловьев, Бойков, Бабенко… – считал на память Сафронов.

– Мосалев, Волков, – помог ему Знарок.

Кого-то не хватало. Повисла пауза.

– Новак уже был? – спросил Сафронов.

– Конечно, Фил был. Вместе со Штрбаком играли, – моментально ответил Знарок. – И Дерлюк. Как же я забыл?

Как же надо верить в свою команду, подумал я.

– В прошлом году по КХЛ-ТВ показывали матчи нашего МВД — я с большим удовольствием посмотрел, – рассказал Сафронов. – Бросается в глаза молодость. И материал знали не до конца. Сейчас мы совсем другие.

Знарок не отрывался от старой фотографии. Пересчитываю вполголоса тех, кто до сих пор – его игрок. Насчитал восьмерых.

Тем временем Сафронов отыскал в альбоме фотографию еще одного бывшего игрока ХК МВД – Павла Траханова.

– Думаю, Пашка немного поспешил. Мы вели переговоры, а он вдруг решил поехать в Ярославль. Что сейчас говорить? Царство небесное.

– Кокарев сегодня единственный из «Динамо» игрок в сборной. Помните, где его нашли?

– Это к Андрею Николаевичу, – усмехнулся Знарок.

Андрей Николаевич помнил все.

– В городе Твери. С задолженностью от старого хоккейного клуба в 700 долларов. А зарплата его была – 180 долларов.

– Совершенно ничего не говорило о звездном будущем?

– А вот и нет – Знарок должен вспомнить, что ему говорил: «Отвечаю тебе, этот парень будет играть в сборной». Больше ни про кого из тогдашних ребят я такого не говорил.

Самое время было перейти к разговору о динамовской кошке с Малой арены.

– Когда, Олег Валерьевич, увидели ее в первый раз?

– Уж давно! Когда в Лужниках стали играть, сразу заметил. Она уже котят приносила. Уж разобрали всех. От такой-то кошки. Все до единого рыжие были. Только подъезжаю на машине к Лужникам, – и она сидит у входа! Как будто меня ждет! Потом на трибуну ко мне пришла, улеглась на колени…

– Себе котенка не взяли?

– У меня и так кот с кошкой живут. Хватит.

БАНЯ И «ПОЛЕТ»

Этот вопрос было интересно задать Сафронову при Знарке. И никак иначе.

– Когда вас особенно удивил Знарок?

Знарок лукаво прищурился. Ему тоже было интересно.

– В 2005-м году, а разговаривали мы в бане. Когда-нибудь расскажу, что это были за слова. Олег сказал: «Я хочу…» А вот что – наша тайна.

– Одна денежная команда делала серьезную попытку перехватить вашего тренера. В последний год уже никто не пытался?

– Нет. Мы раньше договорились. Ходили в Лужниках вокруг скверика, курили. И решили – нам еще есть, что сказать друг другу.

– У вас есть ответ – в чем секрет его успеха? Чем не похож на остальных?

– Есть такая книжка – «Два капитана». В ней фраза: «Бороться и искать, найти и не сдаваться». В этом весь Знарок.

– И вам, и Знарку недавно исполнилось по 50 лет. Какие подарки получили?

– Был интересный момент, – опередил Сафронова Знарок. – Какие мы подарки друг другу сделали. Андрей Николаевич говорит: «В машине подарок для тебя». Ага, и у меня в машине. Спускаемся меняться подарками. Достаем… Совершенно одинаковые коробки!

– С одним и тем же?

– Ну да. Разные модели.

– Что было?

– Особенная коробка для часов. С заводным механизмом. Хорошая, дорогая вещь. Кстати, вот эти часы – тоже подарок Андрея Николаевича.

– Что за марка?

– А вот не скажу. Напишите – «Полет»…

Похожие новости:

Метки:

 

Читайте также

Комментарии

Вы будете первым, кто оставит комментарий на данную новость.

Оставить комментарий