Курбан Бердыев: «В ближайшие дни посещу следователей непременно»

— Вам не кажется, что в последнее десятилетие «Рубину», который является футбольной витриной республики, не хватало финансовой прозрачности и открытости?

— Я бы не сказал. Ведь так или иначе все всё знают. Взять самый громкий трансфер Карлоса Эдуарду, да и остальные сделки тоже. Суммы, указанные в СМИ, почти всегда совпадают с действительными. Если же кому-то нужна полная открытость, не думаю, что получить информацию — большая проблема. Утаивать нам нечего. Какой смысл, если зарубежные клубы-партнеры всегда готовы подтвердить или опровергнуть суммы сделок с нашим участием?

— Кто конкретно занимался скандальным трансфером турецкого полузащитника Гекхана Тере, после которого на стол Рустему Минниханову легло письмо агента с обвинениями в адрес должностных лиц «Рубина» и вас в том числе?

— Готовы слушать? Тогда давайте по порядку. Мне сразу сказали: Тере — тяжелый по характеру. Проблемный в поведении, в личной жизни. А мне он всегда нравился. Следил за ним с тех пор, как он стал выступать в чемпионате Германии, видел все его плюсы и минусы. Хотел пригласить Тере еще годом раньше. Мне тогда посоветовали: не спеши, не все так просто. И турки, и немцы отговаривали. Подождал. Понял, что из парня можно сделать сильного футболиста и все-таки решил его позвать. Но прежде — поговорить с ним.

«Рубин» был на сборах в Австрии, мы встретились в какой-то деревушке. Тере, чтобы это не выглядело, как закулисные дела, сопровождали представитель «Гамбурга», который владел правами на игрока, и личный агент Бектас Демиртас. От чьих услуг, кстати, Тере две недели назад отказался. Я поговорил со всеми тремя. Услышал: «Парень сложный», но слишком уж всерьез это не воспринял. Кроме того, была надежда на воспитательную роль Гекдениза, у которого очень большой авторитет в турецком футболе. Ну и на свой опыт работы с характерными игроками, с тем же Домингесом, например.

Дошло до суммы трансфера. Начали с семи с половиной миллионов евро, я закончил на шести. Сказал, что больше этот футболист не стоит, ударили по рукам. Тут же подошел Демиртас, которого я видел впервые в жизни, спросил про свои агентские. «Стоп, — отвечаю, — сюда я уже не лезу. Приедет гендиректор клуба Андрей Громов — разбирайся с ним».

На том и разошлись. А затем звонит Громов. И говорит: «Шесть с половиной». «Почему, — спрашиваю, — если я за шесть договорился?» Внятного ответа не прозвучало. «А документы уже подписал? — Да. — Зачем тогда вообще звонишь?»

— И что ответил Громов?

— Что агент просит миллион. Забирай, говорю, бумаги и уезжай, таких агентских мы платить не будем.

В итоге на какой-то сумме они все же сошлись. Но это еще не все. Вскоре Демиртас появился здесь, на нашей базе. Ну, приехал и приехал, для агента нормально иногда поддержать, приободрить игрока. И вдруг мне говорят: пошли нехорошие разговоры, будто бы «Рубин» Демиртасу должен что-то «отстегнуть». Чувствую, дело серьезное. Приглашаю его на разговор — не идет. Настаиваю — мне докладывают: Демиртас несколько раз поговорил с Громовым и улетает в Германию.

В конце концов он согласился. Пришел в кабинет и начал писать на листке: 100 тысяч нужно отдать скауту «Рубина» по Германии Александру Азимову, какую-то сумму — партнеру Демиртаса, адвокату Георгу Яблукову, который и написал потом Минниханову, затем еще кому-то… Тут же набираю Азизову. «Саша мне этот…» Не удержался, назвал турка чертом. «Мне этот черт цифры пишет, если так и есть — забудь и меня, и «Рубин» навечно!»

— Что Азизов?

— Поклялся детьми, что ничего подобного с его стороны быть не могло, и никакого разговора на этот счет он не имел. После чего Демиртасу было официально сказано: «Рубин» выполнит все агентские обязательства по договору и ни на какие другие суммы не претендует. Представьте, что я испытал, когда прочел потом в письме агентов президенту Татарстана, что якобы набрал бывшего спортивного директора Рустема Сайманова, который отбывает тюремный срок, не дозвонился и перенаправил турка к нему, чтобы он сказал, куда, кому и сколько нужно дать. Это был настоящий шок, абсурд. Никакого звонка в помине не было, это в принципе невозможно. Хотя и понимаю, куда уходит корнями вся эта история.

— Очень интересно. Куда?

— После появления на свет агентского письма я интуитивно позвонил в Москву сотруднику клуба, которого не хочу называть, и сказал ему: «Что ты натворил!» Он начал заикаться, говорить что-то… Я положил трубку. Понятно, что Демиртас участвовал в афере. Ясно и то, что со всем этим я обязательно разберусь. Один очень авторитетный в футбольном мире человек сказал мне: «Курбан, имела место спланированная акция, о ней стало известно за 10 дней до письма президенту республики». Этот человек выразил готовность присутствовать на встрече заинтересованных сторон, после чего неминуемо откроется правда. И кому-то эта правда очень не понравится.

Как ни странно, есть в ситуации и плюсы. Когда спрашиваешь Аллаха: «Почему так?» — ответ порой получаешь не сразу, а со временем. Так и вышло. Я в принципе знал, от кого что ждать в сложных моментах. И получил подтверждение. Приятного во всем этом мало, но Аллаху благодарен. В том числе за реакцию болельщиков. Мне показали баннеры на трибунах в мою поддержку, ощутил человеческое участие простых людей, где бы с ними ни пересекался. Это дорогого стоит.

— Итак, кто же все-таки нанес по вам удар?

— Агент Демиртас и представитель клуба. Когда все окончательно прояснится, я смогу назвать его фамилию.

— Почему сам Тере сбежал из «Рубина»?

— Ситуация по этому игроку мне вообще непонятна. Все футболисты всегда общаются только со мной. Тере общался только с Громовым. Ко мне вообще не подходил, даже о своих болезнях сообщал генеральному директору. Это первый случай, когда все, что происходило с игроком, делалось в обход меня. Наш переводчик Яшар Озджан был сегодня в прокуратуре, оставил вот такие показания (зачитывает ксерокопию): «Я связался с агентом Тере и от имени клуба попросил игрока вернуться в команду. Однако в просьбе было отказано с мотивировкой: Тере угрожали физической расправой. Об этом игрок якобы сообщил Громову и тот якобы попросил футболиста покинуть страну. Кроме того, Тере обратился в консульство Турции с просьбой о защите».

— Почему вы в понедельник не явились по повестке следователей в правоохранительные органы?

— Повестка пришла накануне вечером, когда у меня уже были билеты на самолет. Отлучался на сутки по личному вопросу, предупредил полицию. В ближайшие дни посещу следователей непременно.

Похожие новости:

Метки:

 

Читайте также

Комментарии

Вы будете первым, кто оставит комментарий на данную новость.

Оставить комментарий