Игорь Троицкий: «Жалею о переезде из смоленского «Кристалла» в Санкт-Петербург»

1998 год. Смоленский «Кристалл» берет уверенный старт в Первом дивизионе. Особенно команда Валерия Нененко хороша дома, выиграв все 11 стартовых встреч. Первая осечка на «Спартаке» случилась ближе к концу лета (!) — 9 августа в матче с «Динамо» из Ставрополя (0:0). Ключевую роль в оборонительных построениях смоленской команды играет латвийский защитник Игорь Троицкий, пришедший полгода назад в «Кристалл» из калининградской «Балтики».

Корреспондент «РП» встретился с Игорем Анатольевичем и узнал о его посткристалловской карьере. В частности, о неудачном трансфере в питерский «Локомотив», опыте выступлений за национальную сборную Латвии и дисквалификации якобы за организацию договорных матчей.

Несостоявшийся «балтиец»

— Игорь Анатольевич, в сезоне-1997 вы выступали в Высшей лиге за калининградскую «Балтику», сыграли три матча и после первого круга перебрались в «Кристалл». Почему вы согласились на уход из сильнейшего дивизиона страны?

— Тут все достаточно прозаично. В «Балтике» я не получал достаточно игровой практики. Время от времени выходить на замену, пусть и в Высшей лиге, — это меня не устраивало. Я понимал, что конкурирую на позиции с Андреем Малаем, легендой калининградского футбола. Преуспеть в этом соперничестве было сложно — Андрей отыграл за «Балтику» почти 200 матчей, выступал за юношескую сборную СССР.

Я поговорил с главным тренером Леонидом Ткаченко, с руководством «Балтики», и мы договорились, что я могу попробовать свои силы в других командах. Чинить препятствия мне не стали. За что им спасибо.

Вариантов продолжения карьеры было два. На меня выходили представители элистинского «Уралана», однако они затягивали с решением. Зато «Кристалл» сразу четко обозначил свою позицию, высказав заинтересованность во мне. Так я оказался в Смоленске. Сначала на правах аренды, а потом смоляне полностью выкупили права на меня.

— Уже во втором официальном матче за «Кристалл» вам пришлось «рубиться» с бывшим клубом — «Балтикой»? С ней вы соперничали в матче 1/16 финала Кубка России. Как-то по-особенному настраивались на игру?

— О, это был отличный матч. Увы, нам чуть-чуть не хватило везения, чтобы пройти в следующую фазу турнира. Во время игры было ощущение, что «Балтика» нас сильно недооценила, поэтому и «горела» — 0:2.

Почему не смогли довести игру до победы? Главной проблемой «Кристалла» была несыгранность. Многие футболисты влились в коллектив, и требовалось время, чтобы выстроить командные связи.

Судьбу встречи с «Балтикой» решала серия пенальти. Это лотерея. Нам не повезло. Я помню реакцию наших болельщиков — все остались довольны игрой «Кристалла». Мы, футболисты, в свою очередь, осознали, что можем соперничать на равных с представителями элиты.

Что касается принципиальности соперничества, то большого числа друзей в Калининграде я не завел. После матча с «Кристаллом» пообщался только с белорусом Василием Барановым. К слову, он в 1998-м перешел в московский «Спартак», с которым несколько раз выигрывал чемпионат России. Василий обладал пушечным ударом, одним из самых сильных в чемпионате России.

4.jpg

«В Смоленске каждый бился друг за друга»

— В сезоне-1998 вы стали железобетонным игроком основного состава «Кристалла». Как вам удалось завоевать доверие в ту пору наставника команды Валерия Нененко?

— С самых первых дней в Смоленске, будь то на сборах или в официальных матчах, я играл на хорошем уровне, много работал дополнительно на тренировках. Для меня было важно, чтобы внутри коллектива складывались хорошие отношения. В «Кристалле» каждый бился друг за друга. Это заряжало дополнительной энергией и мотивировало на хорошую игру.

— На протяжении своей карьеры вы переиграли на всех позициях в обороне. Расскажите молодой поросли смоленских болельщиков, какая роль у вас была в «Кристалле»?

— Я действовал на правом фланге защиты. В атаку почти не подключался (Троицкий не забил ни одного мяча). Этим занимался в основном правый полузащитник Алексей Гудков. Он всегда играл «выше», и мне часто приходилось его страховать при обороне ворот.

В целом, тогда тактика «Кристалла» строилась на персональной опеке конкретных игроков, а роль центрального защитника выполнял Николай Булгаков. Поэтому я к какой-то одной зоне не был привязан, приходилось играть ситуативно на каждом участке поля.

«Шкадов вкладывал в команду всю душу»

— В том самом 1998-м «Кристалл» на протяжении длительного времени шел вторым и имел реальные шансы начать сезон-1999 в Высшей лиге. В чем причина успеха той команды?

— Во второй половине сезона мы часто задавали руководству клуба вопрос: «Как вы видите развитие клуба, если мы добьемся повышения в классе?» Ответа на него так и не услышали. Потому, что очень многое изменилось после убийства нашего президента Александра Ивановича Шкадова. Он вкладывал в «Кристалл» всю свою душу.

После трагического августа наша команда продолжала биться на поле, но акцента на то, что всеми силами нужно завоевать право играть в Высшей лиге, уже не было. Жаль, что новое руководство клуба не проявило интереса, хотя нашей команде в тот момент было по силам добиться повышения в классе.

Впрочем, могу предположить. Если бы «Кристалл» пробился в Высшую лигу, то многие футболисты-старожилы ее бы не потянули. Слишком высок был средний возраст у ведущих игроков команды.

— Как Валерию Нененко в этой ситуации удавалось мотивировать команду?

— Для нас каждая игра была как последняя. Особенно дома. Мы не имели права разочаровывать смоленских болельщиков, которые почти каждый матч собирали на стадионе «Спартак» аншлаги. Нас, футболистов, как-то дополнительно мотивировать не нужно было. Достаточно было выйти на поле, окунуться в эту атмосферу. А затем мы получали кайф от того, что у нас получалось в игре.

«Все играли в «бей-беги», а мы — комбинационно»

— В чем секрет практически стопроцентного результата в домашних матчах в сезоне-1998?

— Как я уже говорил, зрительский ажиотаж. Даже до футболистов доходила информация, что билеты раскупали до стартового свистка. Болельщики очень сильно нам помогали. Они по-настоящему были нашим 12-м игроком. Это невероятные ощущения, когда ты выложился на поле, победил, переоделся в раздевалке, вышел на улицу — и там тебя встречают аплодисментами улыбающиеся смоляне. Нам, «кристалловцам», нравилось делать горожан счастливыми.

Это добавляло сил на подвиги в следующих матчах. В Смоленск ведь приезжали номинально гораздо более сильные соперники, более успешные в финансовом плане. В некоторых играх нам невероятно везло. Казалось, что вот-вот и в наших воротах окажется мяч, но я и другие защитники находили силы для рывка или подката — и «круглый» «ленточку» не пересекал.

— А в чем секрет успешной работы Валерия Георгиевича?

— С ним у нас сложились очень хорошие рабочие отношения. Он мне потом признавался, что присмотрел меня на Кубке Содружества, когда я выступал за рижский «Сконто».

Назвать какое-то одно сильное качество Валерия Нененко я не могу. Он сочетал все необходимое для квалифицированного наставника. Например, в конце 90-х в Первой лиге подавляющее большинство команд играло в «бей-беги», а «Кристалл» играл комбинационно. Мы действовали в умный футбол, используя большое число передач и маневров на поле.

«Время в Смоленске — одно из лучших в карьере»

— Какой матч в футболке «Кристалла» вам запомнился больше всего?

— Какую-то одну игру выделить сложно, отмечу, что каждая игра за Смоленск для меня была праздником. Зато точно скажу, что меня семь раз признавали лучшим игроком «Кристалла» в том или ином домашнем матче в чемпионате-1998.

А вот с точки зрения негатива одна игра в память запала. В последнем матче того сезона мы принимали питерский «Локомотив» и выиграли в нервной концовке — 1:0. В середине второго тайма, еще до забитого мяча, в единоборстве со мной перелом ноги получил «железнодорожник» Андрей Лифоренко. Из-за этой травмы он полностью пропустил сезон-1999. Я ездил в больницу к Андрею, извинялся за тот эпизод.

— Когда вы выступали в других командах, вы получали такие же яркие эмоции, как в матчах за «Кристалл»?

— Увы, нет. В Смоленске я выходил на поле абсолютно уверенный в своих силах и в мощи одноклубников. Да и зрители создавали невероятную ауру на стадионе. Время в «Кристалле» стало одним из самых ярких воспоминаний в моей жизни.

Корректный защитник

— Игрок обороны обязан действовать жестко, а порой и жестоко. Удивительно, что за полтора года в «Кристалле» вы не получили ни одной красной карточки.

— Да. Считаю, что и «горчичники» зарабатывал редко (шесть. — Примечание «РП»). Это моя игровая философия: фолить только там, где это крайне необходимо. Всегда старался думать, как нападающий себя поведет в том или ином эпизоде, пытался предугадать развитие событий. Как видите, чаще всего это получалось. На поле нужно играть творчески. Кто бы что ни говорил, а футбол — игра интеллектуальная.

— С кем из бывших партнеров по «Кристаллу» вы сейчас поддерживаете отношения?

— Как вы уже знаете, с Александром Селенковым, который давал интервью «Рабочему пути». Также всегда на связи Алексей Тихомиров. Недавно в Санкт-Петербург на предсезонный турнир приезжал Олег Королев. Раньше он защищал последний рубеж «Кристалла», а сейчас работает в ФК «Смоленск». Мы пообщались с Олегом Валентиновичем. Я рад, что он работает по специальности и его опыт востребован. Но с ним больше времени мы обсуждали не футбол, а варианты, где встретиться в следующий раз.

— Если вернуться в конец 90-х, то насколько комфортно вам было жить в Смоленске?

— Мы жили в общежитии военной части. В комнате у нас, по сути, стояло две кровати. И все. Помню, как летом нас сильно допекали комары, поэтому мы старались не включать свет. Да, бытовые условия не тянули на пять звезд, но эти трудности легко нивелировала потрясающая атмосфера в команде. У нас был невероятно классный коллектив, где каждый занимался любимым делом.

3.jpg

«Петербург соблазнил деньгами»

— Вы столь восторженно говорите о времени в Смоленске, почему же здесь не задержались? В 1999-м вы уехали в питерский «Локомотив»…

— Мне предложили более выгодный в финансовом плане контракт. Больше «перевесили» не деньги, а осознание того, что мне 30 лет и конец карьеры уже был не за горами. Хотелось заработать на будущее. Кроме того, мне казалось, что в Санкт-Петербурге, культурной столице России, у меня больше возможностей для работы.

Теперь могу признать, что ошибся. В «Локомотиве» не было такого сплоченного коллектива, как в «Кристалле». Ощущение того, что я сделал шаг назад, пришло ко мне через несколько месяцев нахождения в Санкт-Петербурге. Трудно предполагать, что бы случилось, останься я в Смоленске. Но скрывать, что я сильно пожалел об отъезде из вашего города, я не стану.

— Уже в 1999-м вы дважды выходили на поле в матчах против «Кристалла» и оба раза проиграли — 1:2 и 0:1? Насколько было сложно в этих матчах?

— Да, было нелегко. Особенно в психологическом плане. Атмосфера стадиона «Спартак», конечно, давила. Именно тогда я понял, как тяжело было соперникам «Кристалла» играть на нем.

Обе игры я провел ужасно, у меня мало что получалось на поле. Неприятно это вспоминать.

Да и вообще тот год получился неудачным. Меня постоянно преследовали травмы — возникали проблемы с ахиллом. Иногда после матчей на протяжении двух дней не мог нормально встать на ногу. «Сидел» на уколах.

— Представьте, что вы приехали в Смоленск. Захотели прогуляться по стадиону «Спартак», а найти его не получается…

— Я не понимаю, как такое может быть.

— Сейчас стадион находится в аварийном состоянии и закрыт для крупных мероприятий. Ходят слухи, что на его месте в недалеком будущем «вырастет» жилой квартал…

— Очень жаль, что в нашей жизни если не все, то многое, решают деньги. «Спартак» — настоящая жемчужина Смоленска. «Спартак» пропитан духом истории Смоленска. Не мне вам рассказывать, сколько там прошло исторических матчей, сколько известных людей выступало, причем не только спортсменов. Надеюсь, что в вашем городе найдется инициативная группа патриотов, которая сможет отстоять территорию стадиона, реконструировать его или капитально отремонтировать.

О латвийском футболе и обиде на Старкова

— Судя по информации в латвийских СМИ, куда более реальна угроза сноса стадиона «Сконто»…

— Увы, возможно все. В последние годы там выступали «Рига» и национальная команда, но сейчас никто не играет. Рижский стадион, так же как и «Спартак» в Смоленске, находится в самом центре города, а значит, там высоки цены на землю. «Рига», к слову, переехала на более скромный стадион Рижского технического университета, где почти нет трибун.

1.jpg

— Развивают ли в Латвии детский футбол?

— Не особо. Все спортивные школы стали платными. Чтобы заработать нормальные деньги, тренер должен брать большое число групп. Чаще всего тренируются не самые талантливые ребята, а те, у кого состоятельные родители. Многие самородки уходят из футбола в 15-16 лет, отсюда и низкий уровень национального чемпионата и главной сборной страны.

— Насколько уровень латвийского футбола в 90-е годы был выше?

— Мое мнение, что он был сильнее во много раз. Во-первых, до распада СССР многие футболисты успели поиграть в Первой и Второй лигах СССР. А это признак мастерства. Во-вторых, тогда был качественный подбор тренеров. Например, я уже в 15-16 лет дебютировал во Второй лиге СССР в команде РАФ (Рижская автомобильная фабрика). Это был отличный опыт, где я постоянно прогрессировал, играя против футболистов выше классом. Некоторые из них имели опыт выступления в «вышке» и просто доигрывали свой футбольный век. Сейчас в латвийском чемпионате играет одна молодежь. Она варится в своем соку. Непонятно, как она будет прогрессировать.

— В 90-е годы вы выступали за сборную Латвии, в которой было несколько сильных исполнителей. Тем не менее командно вам, по сути, ничего добиться не удалось. Почему?

— Увы, ни Янис Гилис, ни Реваз Дзодзуашвили не смогли нам привить дух победителей. Несмотря на отдельные яркие матчи, команда все равно была неуверена в себе. Многое изменилось с приходом в команду британца Гарри Джонсона. Он смог изменить ситуацию к лучшему, и, на мой взгляд, именно ему удалось заложить ту базу для удачного выступления сборной Латвии в отборочном цикле к чемпионату Европы-2004. Напомним, национальная сборная финишировала в группе вслед за шведами, одолела турок в стыковых матчах и добыла ничью с немцами в финальном этапе Евро.

— Вы выступали за сборную практически на протяжении десяти лет, но с приходом Александра Старкова в 2001 году вас перестали вызывать. В чем причина?

— С Александром Петровичем у меня сложились очень «тесные» и «дружеские» отношения еще со времен в «Сконто». Меня принципиально не приглашали в сборную. Уважать его как тренера и человека я не могу. Старков всегда получал только самое лучшее. В чемпионате страны он руководил сильнейшим клубом, который не чувствовал конкуренции со стороны соперников. Я не могу сказать, что Александр Петрович что-то сделал сам. Креативной жилки у него нет. При работе с ним в «Сконто» просто отсутствовали теоретические занятия.

Джонсону за счет европейского менталитета удалось создать все для Старкова, чтобы в 2004-м получился такой крутой результат. Как сейчас говорят, Старков выехал на «багаже» Джонсона.

— Должно быть, вам было обидно оказаться вне Евро-2004?

— Да, очень. В тот момент я мог рассчитывать на место в стартовом составе. Безусловно, если бы командой руководил Джонсон, так бы и произошло. Англичанин доверял мне. Чтобы попасть в команду Старкова, нужно было находиться в неком «закрытом клубе».

— Какие запоминающиеся матчи помните в составе сборной?

— Хорошо помню противостояния с португальцами. Тогда у них был великолепный состав, играло много звезд. Например, Фигу и Руй Кошта. Дома мы им проиграли со счетом 1:3, в гостях в Порту уже к 20-й минуте уступали 0:3, но во втором тайме сумели два мяча отыграть.

Мне нравились игры в Ирландии. Было круто! Трибуны находились рядом с полем — болельщики могли схватить тебя за майку, но, конечно, этого не делали. Зато как они пели гимн! От этого по коже бежали мурашки.

— Отчасти поэтому латвийцы намного сильнее играли дома, чем в гостях?

— Да, к европейским стандартам надо было привыкать. Для топ-сборных болельщики являлись разрешенным «допингом».

«Соляник разностороннее Верпаковскиса»

— На рубеже веков в сборной Латвии блистал Марис Верпаковскис. Круче ли он смоленского бомбардира Валерия Соляника?

— Марис являлся легким и быстрым нападающим. По сути, его козырем была лишь скорость. Валерий Валерьевич более разносторонний голеадор. Он сочетал не только скоростные способности, но и мощь, и технику. Мариса часто нейтрализовывали быстрые защитники. Остановить Соляника было сложнее.

— Расскажите читателям «РП», чем вы занимаетесь сейчас?

— Работаю в такси. С футболом, по воли некоторых людей, не сложилось. Я отбываю трехлетнюю дисквалификацию. Ранее я тренировал команду первой лиги — «Огре» (город около 30-40 км от Риги). Мы поехали в Резекне, но кто-то написал письмо в Федерацию футбола, что якобы я просил футболистов добиться в матче определенного результата. Конечно, я этого не делал.

Хозяева обладали на тот момент приличной командой, однако нам удалось победить со счетом 2:0. В итоге лишь на основании письма, которого мне так и не показали и не сказали, кто его автор, меня обвинили в организации договорных матчей.

По каким-то причинам латвийской федерации футбола потребовалось «обозначить» борьбу с подпольным тотализатором, а я просто попал под горячую руку. Например, меня обвиняли в поражениях, когда в команде перед стартовым свистком числилось десять человек.

Было очень обидно, я рассказывал свою историю в СМИ, но, увы, и это не помогло. Необходимо было ехать в УЕФА и там доказывать, что я невиновен, но это влечет немалые финансовые затраты, а больших денег у меня нет.

Планирую я вернуться в футбол? Скорее всего, нет. Какой в этом смысл?!

В тот момент главой федерации футбола был Янис Межецкис, мой первый тренер. Он также обвинял в меня в организации «договорняков». Вот так бывает, когда человек получает доступ к большим деньгам — тут же забывает о товарищеских отношениях.

— В Смоленске сейчас под следствием находится директор «Днепра» Николай Ермаков. В 1998-м он занимал пост начальника «Кристалла». Что можете сказать о Николае Николаевиче?

— Конечно, помню его. Сопоставьте его должности — прошлую и нынешнюю. Очевидно, что в «Кристалле» он не играл большой роли в клубе.

К сожалению, сейчас в Латвии похожие истории с невыплатами зарплат футболистам и персоналу клубов также часты. Сейчас такая же ситуация происходит в возродившемся «Сконто», который играет в Первой лиге, а футболисты уже много месяцев не получают зарплату и просто живут надеждой.

— Если говорить о «Сконто», то этот клуб очень удачно играл на Кубке Содружества. Какие воспоминания у вас остались от этого турнира?

— Для футболистов это был очень сложный турнир с сумасшедшим графиком. Другая трудность — то, что он проводился на искусственных полях в манежах. На натуральных газонах играть намного легче.

Александр Старков в «Сконто» постоянно форсировал подготовку к этому турниру, поэтому клуб и запомнился российским болельщикам.

Мне нравилась идея турнира, но приходилось играть «на зубах» -по два матча за три дня. К тому же на синтетическом газоне. Это сильно угнетало.

Похожие новости:

Метки:

 

Показать статью друзьям:

Хочешь быть в курсе последних новостей спорта?
Подпишись на обновления сайта по RSS спорт в СмоленскеRSS, RSS спорт в СмоленскеEmail или twitter спорт в СмоленскеTwitter

Комментарии

Вы будете первым, кто оставит комментарий на данную новость.

Оставить комментарий

 




 

 
 
 
Реклама в Смоленске, создание и продвижение сайтов