Андрей Аршавин: «Такое возможно только в Англии!»

В ночь со вторника на среду два россиянина стали участниками эпического матча Кубка английской лиги «Рединг» — «Арсенал», по ходу которого гости ликвидировали дефицит в четыре мяча и вырвали победу со счетом 7:5

— Ночью, когда я позвонил вам с поздравлениями, вы сказали, что сами не понимаете, что это было. Утро вечера вроде бы мудренее — сейчас поняли?

— Нет, и сейчас не понял (смеется). До сих пор в голове не укладывается, как подобное может произойти не в фантазиях, а в реальной жизни. Уверен в одном — такое возможно только в Англии.

— С чем это вообще можно сравнить?

— Даже не знаю — в моей футбольной карьере ничего похожего точно не было. Матчей с огромным количеством забитых мячей хватало — тут и 9:3 после 1:7 с «Динамо», и 2:8 с «МЮ». Даже с 0:4 «Ньюкасл» против нас отыгрывался. Но это все равно не то — интригу вчерашнего матча нельзя, по-моему, даже специально придумать. Ведь поворот сюжета был не один — чего стоит только дополнительное время! Все произошло со мной, а я до сих пор не верю, что можно за одну игру забить семь и пропустить пять.

— Давайте по горячим следам восстановим подробности матча, который наверняка с годами будет вспоминаться как легенда. Что произошло с «Арсеналом» в промежуток с 12-й минуты по 20-ю?

— Я бы сказал, не с 12-й, а с первой. «Рединг» делал в принципе простые вещи, но все они проходили.

— Сразу возникает вопрос: почему?

— Мы давали пространство, и здорово действовал впереди Робертс, цеплявшийся за мячи и продавливавший нашу оборону.

— Кстати, вы ждали, что Павел Погребняк останется в запасе?

— Нет.

— Вашего голкипера я лично видел впервые и, честно говоря, даже испугался за него — настолько парень волновался. Это тоже — одна из причин дебютного провала?

— На самом деле он — хороший вратарь. А волнение и ошибки бывают у каждого.

— Но когда волнуется голкипер, трясет всю команду.

— Знаете, тут ее трясло не из-за вратаря. Его ошибки становятся решающими в равных играх, а здесь в первом тайме мы все играли так слабо, что 0:4 — заслуга абсолютно каждого, а не только линии обороны.

— Когда на 37-й минуте вы получили четвертый мяч в свои ворота, телевизионная камера выхватила болельщика в форме «Арсенала», уходившего со стадиона. В его глазах сквозила полная безнадега. А о чем в те секунды думалось на поле?

— Я лично думал о том, что если уж мы огребли полную кошелку, то надо хотя бы остаток матча поиграть в футбол — желательно в удовольствие. И, если удастся, забить.

— На душе было очень противно?

— Ощущения, конечно, приятными не назовешь. В голове была одна мысль: как «Рединг», при всем уважении к нему, может обыгрывать нас так крупно?! Это же полный абсурд!

— Уверен: не организуй вы гол на последних секундах тайма, никакой феерии потом не произошло бы.

— Думаю, что вы правы.

— Вы несколько раз пытались отдавать партнерам такие пасы, как в этом моменте. Почему прошел именно этот — Уолкотту?

— Там один из соперников выкатил мяч мне прямо в ноги, поэтому его партнеры не успели перекрыть зоны. Получился позиционный провал, которым мы и воспользовались.

— Можно сказать, что именно Уолкотт — главный герой этой встречи? Или он просто оказывался в нужный момент в нужном месте?

— Можно, конечно. Если человек трижды забивает и еще трижды отдает голевые передачи, он безусловный герой.

— О чем, если не секрет, вы говорили в перерыве в раздевалке?

— Ничего особенного не было. Венгер сказал только, что игроки «Арсенала» играть столь безвольно не имеют права, и у нас есть еще тайм, чтобы исправить ситуацию.

— Не вспоминали, как «Ньюкасл» отыгрался с вами с 0:4?

— Нет, этого точно не было.

— Верно говорить, что вы играли на позиции «под нападающим» с функциями абсолютно свободного художника?

— Да, но только до двойной замены во втором тайме. Вышел второй форвард Жиру, мы перестроились на 4-4-2, и я перешел на левый фланг.

— Где было комфортнее?

— Ну если судить по счету, то ответ очевиден (смеется). А вообще лучше всего получалось в дополнительное время.

— Второй забитый мяч добавил вашей команде адреналина?

— Наверное. Я, во всяком случае, подумал, сейчас надо как-нибудь придумать третий, и тогда все возможно.

— Третий, однако, вы придумали только на 89-й минуте. Вера в благополучный исход оставалась?

— Честно говоря, за временем совсем не следил. Не до того было — игра начала получаться.

— Между тем «Рединг» всеми силами время «убивал». В частности, вышедший на замену Погребняк занимался этим весьма умело.

— Видите, как бывает: ты «убиваешь» время, которого потом тебе же и не хватает.

— Третий мяч вы забили после подачи углового с левого фланга. До той минуты их выполняли вы, а в том моменте к флажку пошел Уолкотт. Почему?

— Не помню уже. Так, наверное, получилось по позиции — тянуть с розыгрышем-то было нельзя. Тем более у Тео в этот вечер все получалось.

— Обидно было бы остановиться на 3:4?

— Конечно! Когда добавили 4 минуты, мелькнула мысль, что все еще возможно.

— Однако забили вы в итоге на 96-й?

— Там были поводы продлить компенсированное время — и замена, и травма, и задержки с выбросом аута.

— Но ваши соперники после окончания второго тайма что-то судье активно высказывали — видимо, как раз, о переигранном времени.

— Что уж тут высказывать, когда ты не удерживаешь победу, ведя в счете 4:0?

— Помните свои эмоции перед дополнительным временем?

— Все были на очень приличном душевном подъеме — во всяком случае, играть нам было гораздо легче, чем «Редингу». Хотя пару человек отправились было в раздевалку, думая, что теперь предстоит переигровка. К счастью, это было не так, и мы довели все до логичного завершения.

— По меркам этого матча, где главные мячи «Арсенал» забивал на последних секундах таймов, не слишком ли рано случился пятый гол в ворота «Рединга»?

— Оказалось, что да, хотя в тот момент я был уверен — забивать теперь можем только мы. Недооценил Погу (смеется)!

— Кстати, на телекартинке было видно, как вы подначивали соотечественника после того, как он в вашей штрафной принял на себя удар партнера. Что говорили?

— В газете воспроизвести не могу — даже не просите (смеется).

— Но он вам ответил делом через несколько минут — сравняв счет.

— Да, и я, между прочим, поучаствовал и в этом голе — мяч попал мне в руку и отлетел к Паше. Не забей он — судья мог дать одиннадцатиметровый.

— После матча вы с ним общались?

— Только коротко — в подтрибунном помещении. Договаривались по возвращении в Лондон посидеть вместе в ресторане, но по дороге из Рединга мы попали в «пробку», и домой я вернулся только к трем часам ночи. Поэтому лишь по телефону и поговорили, а встречу пришлось отложить.

— Смотрел после матча гостевую книгу сайта «Арсенала», и вам там отпущено не меньше комплиментов, чем Уолкотту, — в частности за шестой, решающий мяч, который на 90 процентов болельщики признают «аршавинским». Откуда у вас взялись силы для такого рывка на 120-й минуте?

— Я же месяцами отдыхаю, поэтому сил полно (смеется). Даже на 120 минут хватает, хотя нагрузка была немалой, вы правы. Но в том моменте надо было все-таки не бить, а отдать чуть назад — под удар Уолкотту. Защитники бы уже влетели в ворота, и он забил бы с той же точки, но гораздо проще. Просто по ходу рывка видел, что центральный защитник «Рединга» перекрывает направление передачи на партнеров, поэтому в последний момент и пробил мимо вратаря в дальний угол. Но там оказался защитник.

— И что это ему дало? Однако все тем голом не закончилось — второй дополнительный тайм шел в итоге 18 минут…

— Ну судье-то тоже было интересно все, что происходило. Он ждал — а не случится ли что-нибудь еще (смеется)?

— Но вам-то, наверное, между шестым и седьмым голами было не до шуток? Напряжение зашкаливало?

— Если совсем честно, то в этом невероятном матче напряжения не было вообще. Захватил водоворот событий, только и успевал бегать от одних ворот к другим. Все было похоже на чью-то затянувшуюся шутку. Да и после матча вспоминаешь его события не как что-то героическое, а со смехом.

— Победив, можно, конечно, и посмеяться. А представляете, что чувствовали бы, не случись в матче перелома?

— То же, наверное, что в перерыве.

— И как вы чувствовали себя в перерыве?

— Как обоср…ые зайчики (смеется).

— Зато после окончания игры зайчики, наверное, ощутили себя львами?

— Было какое-то ненормальное веселье — видимо, оттого что никто до конца не верил, что подобное возможно. Я так до сих пор: смотрю в интернете на счет и думаю — а не приснилось ли мне все. 7:5 — это даже для хоккея по нынешним временам перебор, а уж для футбола…

— А как вы оцениваете собственную игру и готовность?

— Чувствую себя абсолютно нормально, но играть так редко, конечно, тяжело. Теряешь чувство ритма.

— Читал ваше интервью сайту «Арсенала», где вы сказали, что физически так здорово давно себя не чувствовали.

— В начале сезона так и было.

— А сейчас?

— А сейчас мне трудно это понять, потому что выхожу на поле лишь на 10-15 минут. Проверить свою готовность за такое время, к сожалению, невозможно.

— И каковы же ваши перспективы? Зимой будете менять клуб?

— Поживем — увидим. Вопрос о перспективах — не ко мне, а к тренеру. Что же касается моих планов, то ничего нового сказать вам на данный момент не могу.

— А за сборной следите?

— Естественно. Ребята — молодцы: четыре победы, сзади просто «замок».

— За счет чего, по-вашему?

— Это лучше спрашивать у тех, кто играет.

— Вы еще надеетесь к ним присоединиться?

— Конечно!

Похожие новости:

Метки:

 

Показать статью друзьям:

Хочешь быть в курсе последних новостей спорта?
Подпишись на обновления сайта по RSS спорт в СмоленскеRSS, RSS спорт в СмоленскеEmail или twitter спорт в СмоленскеTwitter

Комментарии

Вы будете первым, кто оставит комментарий на данную новость.

Оставить комментарий

 




 

 
 
 
Реклама в Смоленске, создание и продвижение сайтов