Александр Третьяков: «Я не зря ем свой хлеб»

Накануне третьего этапа Кубка мира корреспонденты провели полчаса в компании действующего чемпиона мира в одном из самых загадочных олимпийских видов спорта. Впрочем, через два месяца фамилию 28-летнего красноярца, уверены, будет повторять вся страна.

В просторную квартиру, которую Третьяков делил с товарищами по команде Сергеем Чудиновым и Еленой Никитиной, было очень приятно ввалиться с мороза. В гостиной пылал камин, Александр встретил нас, снегом припорошенных, в закатанных до колена трико, и нам сразу стало уютно.

БЕН ЛАДЕН

Протянув руки к огню, мы огляделись и вжались в кресла. Со стены на нас смотрела стрелковая мишень с изображением Усамы Бен Ладена. На Усаме не было живого места. Что это еще за фокусы?

– А-а, это мы в тир ходили, – коротко зевнув, сказал Третьяков. – Взяли винтовку, пистолет, ящик патронов купили. Мишень с Бен Ладеном в тире стоит доллар. Но в него стрелял не я, а доктор команды. Метров с сорока, наверное, бил.

– Увлекаетесь этим делом?

– Ну да, мы вообще фанаты оружия, а тут такая красота, можно стрелять из настоящего! Ни паспорта не спрашивают, ничего. Вот тебе винтовка, вот пистолет, вот патронов ящик. Поинтересовались только: «Умеете пользоваться? Ну, в общем, сами разберетесь».

– Часто приходится походить с ружьишком по сибирской тайге?

– Совсем не приходится. Я больше по рыбалке. Не люблю в животных стрелять.

– И как клюет в Красноярске?

– Поймал недавно щучку, килограмма на полтора, но не в Енисее, а в речке Мане.

– Откуда там щука? Лет пятнадцать назад в ней одни автомобильные покрышки водились.

– Сам не ожидал!

НОВЫЙ ГОД

Чтобы дать читателю представление о том, в какую квартиру мы зашли, заметим, что Третьяков и Чудинов – действующие золотой и бронзовый медалисты чемпионата мира, а Никитина чемпионка Европы-2013, занимавшая после двух этапов Кубка мира олимпийского сезона второе место в общем зачете. Не будет большим преувеличением сказать, что возле камина в эти минуты расселся цвет мирового скелетона.

Победа Третьякова в январе этого года на мировом первенстве в Санкт-Морице стала настоящей сенсацией. Александр совершил то, что 90 процентов специалистов считали невозможным – обыграл по итогам четырех заездов выдающегося латвийского атлета Мартинса Дукурса, чье доминирование в своем виде спорта можно смело сравнивать с доминированием в женском шесте Елены Исинбаевой в ее лучшие спортивные годы.

Начиная с Олимпиады в Ванкувере, где Дукурс стал вторым (Третьяков, напомним, был там третьим), поражения латвийца на этапах Кубка мира и мировых первенствах можно было пересчитать по пальцам одной руки. И в тот момент, когда на Мартинса многие уже повесили сочинское золото, Третьяков взял и обыграл его, да еще в четырех заездах – какая уж тут случайность!

На старте олимпийского сезона два основных фаворита Олимпиады обменялись уколами (Дукурс победил в Калгари, Третьяков – в Парк-Сити), и нет никаких сомнений, что фехтовка эта продлится до самых Игр и войдет в историю вида спорта.

Впрочем, если бы мы все это пафосно высказали в лицо самому Третьякову, он бы только ухмыльнулся. Как сделал это после первого же нашего вопроса.

– Какая у вас цель в этом сезоне?

– Максимальная. Хочу показать все, на что способен. Что не зря ем свой хлеб.

– Неделю назад в Парк-Сити точно не зря ели.

– Мартинс плохо закончил вторую попытку, наошибался. Я не ожидал этого, конечно. Сам-то тоже проехал неидеально. Одевался себе спокойно, думал: «Ну все, стопудово второй». А потом зрители вдруг стали ахать, охать. Я обернулся к телевизору, а там Мартинс борты срубает. И отсечка уже «по нулям». Тут мне все понятно стало.

– Нервы подвели латвийца?

– Наверное. Опытный ты – неопытный, а время от времени такое случается. Может, недооценил в чем-то нас Дукурс. Подумал, две десятки – отрыв приличный. Не знаю, честно говоря. Лучше у него самого спросить.

– В скелетоне малейшая потеря концентрации грозит крахом?

– Конечно. Если пошел «собирать», то все… Выравнять-то можно, но у нас сотые доли секунды все решают. Есть связки виражей, где ошибаться вообще нельзя. Потому что, если на первом таком вираже ошибся, дальше начинается снежный ком. Если «вышел» неправильно, значит, потом неправильно «войдешь» в вираж. И так далее. Виража три-четыре можно запороть.

– А у вас особенные приемы концентрации существуют?

– Просто настраиваешься, думаешь о трассе, отрабатываешь участки какие-то. Все так делают. Я так думаю.

– Предрассудки какие-нибудь, ритуалы?

– Ничего такого. Все следят, чтобы шлем не упал, но это и так все знают.

Мы не то чтобы знали наверняка. Но на всякий случай сменили тему.

– Прошли первые две гонки олимпийского сезона. Это не так мало. Какие-то мысли у вас уже появились?

– Надо до Нового года отъездить еще один этап, чтобы смотреть, статистику изучать. Два этапа – мало. По ощущениям чувствую себя прекрасно.

– Как подводите себя к Сочи?

– Подводят тренеры. Что дают, то мы и делаем. Регулируют нагрузку они. Что я им скажу: «А я не буду это делать»?

– Новый Год у вас будет?

– Считайте, что нет. Будем в это время в Германии, а там же почти не празднуют. Ну это еще ладно, я однажды в Шереметьеве Новый год отметил.

– Да ну? Расскажите!

– Нас 1 января вызывали на сбор, тоже в Германию. А 1-го самолеты из Красноярска не летают. Вылетели 31-го вечером. Прилетели в Москву, сняли номер в капсульной гостинице прямо в аэропорту, легли спать. Утром встали, пошли на посадку.

– Семья уже привыкла, что полноценного праздника у них не бывает?

– Конечно, привыкли, сколько лет все это продолжается… Даже когда бываю дома на сам Новый год, приезжаю с соревнований такой выжатый, что сил праздновать не остается. Нет чувства праздника. Просто рад, что дома, что с семьей, что можно увидеть дочку. Ей скоро год будет. Забыла меня уже, наверное.

– Скелетонистка растет?

– Физкультурой будет заниматься точно, сидеть за компьютером мы ей не дадим. У меня ведь супруга тоже на скелетоне каталась в свое время, даже целый сезон ездила по этапам Кубка Европы. Мы с ней в Сигулде познакомились, на сборах. Но потом решили, что одного скелетониста на семью хватит. Кто-то должен за домом следить.

– В семье у вас ни слова о скелетоне?

– Да нет, почему… Можно и поговорить, табу нет.

ДУКУРС

– Вы уже привыкли к вопросам про Дукурса. Что изменил титул чемпиона мира и тот факт, что вы по итогам четырех заездов опередили Мартинса?

– Слушайте, да это давно уже было. Все забылось, улеглось. Наверное, в тот момент это прибавило мне уверенности. Мы же потом с ним на этапе Кубка мира в Сочи еще рубились. В Санкт-Морице я понял, что «могу», понимаете?

– Понимаем.

– Раньше как было? Стартанул, едешь ровно, а все равно получаешь от Мартинса прилично. Руки не опускались, но давило прилично. Но теперь если быстро стартуешь и хорошо едешь, то начинаешь его «прибирать». И у него сразу волнение, переживание.

– По Дукурсу сразу видно, в каком он настроении, а у вас скорее лицо игрока в покер. Это дает вам преимущество?

– Не думаю. Он просто всегда максимально настраивается. Всегда агрессивен. И очень зло бежит.

– А как это?

– Ну, так… Часто молотит ногами. Может быть, в технике и проигрывает, хотя они у нас на самом деле разные.

– А вы как бежите? По-доброму?

– Широко бегу. Размашисто.

– Говорят, в Латвии болезненно перенесли вашу победу в Санкт-Морице.

– Слышал краем уха. Но мне все равно. Пусть говорят, что хотят.

– На человеческих отношениях с Дукурсом это отражается?

– Понятно, что натянутость есть. Конкуренты, как-никак.

– Ваша семья приедет на Олимпиаду?

– Нет. Мы обсуждали этот вопрос и решили, что всем нам от этого будет только лучше.

– Вы опытный спортсмен. К 28 годам «дожили» до третьей своей Олимпиады. Можно сказать, что теперь вы точно знаете «пароль» к победе?

– Точно знаю. Быстро стартануть и хорошо проехать (смеется).

– Сочинская трасса вам нравится?

– Да, интересная такая трасса, своеобразная. Есть участки, где надо поработать, а есть такие, где можно полежать и отдохнуть.

– Сколько сборная России сделает спусков перед Играми?

– Это секрет. Наверное. Перед Новым годом мы снова туда поедем. Конечно, спусков мы совершим больше, чем конкуренты, но и тем не на что жаловаться. Перед Ванкувером канадцы делали, что хотели, но сейчас изменили регламент – и катайся на будущей олимпийской трассе, не хочу.

– Переживаете?

– Да нет, это я так, поворчал немного. Все равно у нас больше заездов будет. И преимущество своего поля. Я уже чувствую себя в Сочи как дома. Это очень важно.

Похожие новости:

Метки:

 

Показать статью друзьям:

Хочешь быть в курсе последних новостей спорта?
Подпишись на обновления сайта по RSS спорт в СмоленскеRSS, RSS спорт в СмоленскеEmail или twitter спорт в СмоленскеTwitter

Комментарии

Вы будете первым, кто оставит комментарий на данную новость.

Оставить комментарий

 




 

 
 
 
Реклама в Смоленске, создание и продвижение сайтов